Библиотека


август

Евгения Баранова — «Август»

0

А для тебя не будет ничего. Ни слова, ни распятия, ни танца. Лишь Петербург как время и пространство в твоей душе нечаянно взойдет.

Лишь линии, и кольца, и черты — истории неправильная милость. И песня, для которой все свершилось, останется невыпитой почти.

И ты поймешь за баночкой сардин, что звук лилов, а вечер фиолетов. И косточкой оранжевого цвета застрянет август у тебя в груди.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

развод

Евгения Баранова — «Развод»

0

В этом доме есть так много. Шкаф, трюмо, диван берлогой. Вешалка для ерунды, настоящие цветы. Кот, картина в изголовье, тостер, сделанный с любовью. Телевизор и матрац — не хватает только нас.

Не хватает — чаю выпить. Не хватает — чашки бить. Для чего тогда Овидий, если не с кем говорить?

Для чего тогда дарбука превращается в полип? Не хватает даже друга, хотя многие могли б.

Тили-тили — гладки взятки. Трали-вали — день прошел. В этом доме все в порядке. Без меня им хорошо.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

Шишел

Евгения Баранова — «Шишел-Мышел»

0

Тело — было. Тело — пело. Тело — ложечкой звенит. Удивительное дело — больше некого винить.

Зажила душа, как локоть. Шишел-мышел-сдал в архив. Все спасает. Это плохо. Не спасают лишь стихи.

Не спасают! не спасают! прорастают вопреки. Разлетелось тело стаей на хрустальные куски.

Голова теперь как люстра. Если нравится, сорви. Ничего — смешное чувство — не спасает от любви.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

провинциалы

Евгения Баранова — «Провинциальные мальчики»

0

Революция совершается фанатиками. 

Любая. 

Человек, фанатично верующий в превосходство своего рецепта шоколадного батончика – в какой-то мере революционер. Потому что спит и видит, как его детище марширует тяжелыми сапогами по ребрам остальных производителей. Что уж говорить о литераторах. Тщеславных, суетных, жестоких. И совершенно беззащитных в своей жестокости. Сколько лиц каждую ночь трафаретит подушку мечтами!

С настоящими девочками все проще. Их движение к славе продиктовано желанием нравиться. А вот мальчики…

Интересно, о чем думал литератор Джугашвили, наблюдая живую реку своих Открыть полную запись >

GD Star Rating
loading...

гори

Евгения Баранова — «Говори обо мне, гори»

0

Говори обо мне, гори. От колибри возьми калибр и забейся гвоздем в тисках. Говори обо мне, строка!

Говори обо мне, играй Черным морем о руки свай, черным небом о нёбо дня. Находи у меня меня.

Были очи – осталась ночь. Выпал голос – остался глас. Говори обо мне, морочь. Говори обо мне – сейчас.

Говори обо мне! Не жаль ни чужих, ни своих углов. Говори обо мне, печаль. Говори обо мне, любовь.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

гончарова

Евгения Баранова — «Гончарова — Пушкину»

0

Улыбался, таял понемногу, растворялся в собственных глазах. Говорил, что страх – моя дорога, а моя дорога – это страх.

Целовал и линии, и кольца, в сердце многоточие держал. Погибал веселым добровольцем, ударялся телом о металл.

Жить да жить. Лишь чайки-оборванцы. Жить да жить. Лишь соли корабли. Почему ты раньше не признался? Почему мы раньше не пришли?

Некрасивый, призрачный, нестойкий, как друзей прижизненный овал. Улыбался, таял потихоньку и совсем неслышно умирал.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

закатмалинов

Евгения Баранова — «Сегодня закат малинов»

0

Сегодня закат малинов и тучи ушли в набег. Так думают – о любимых. Я думаю – о тебе.

Так думал сырой Онегин, от вольности оробев. Так думают – о побеге. Я думаю – о тебе.

Так думаю! Звонко-звонко. Возьмешься – не рассказать. О млечном пути орленка, о млечном пути Христа.

О рифах и километрах, о стуке цветных колес. Я думаю – громче ветра и много печальней слез.

О том, что порты закрыты, ищи их свищи теперь. Так думают о забытом. Я думаю – о тебе.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

слову

Евгения Баранова — «Посвящение слову»

0

Чувствую, как из меня вырастает слово, рвется на небо, боли моей испив. Слово, пожалуйста, выжми себе другого, как золотую мякоть из тела слив.

Слово — хорошее. Словушко! Слон-словечко! Прочь из посудной лавки! Запрячь ножи! Мне бы хотя бы месяц, хотя бы вечер. Мне бы хотя бы вечер, хотя бы жизнь.

Сон мой нескромен: жатва, жаровня, жажда. Губы мои стремительны, как война. Не забывайся, не сомневайся даже — не оставляй без вымысла свой сонар.

Не оставляй без Шиллера или грога, не оставляй без шиллинга, без тревог. Каждое слово — ласточка в доме бога. Каждая рифма — право на эшафот.

GD Star Открыть полную запись >
GD Star Rating
loading...

писатели

Евгения Баранова — «Два писателя»

0

Имен называть не буду. Зачем имена, когда есть архетипы? Кроме того, возможно, я их недооценивала. Возможно, их вообще не существовало. И уж точно я не была влюблена ни в одного из них. Итак. С первым писателем я познакомилась лет восемь назад. Произошло это на небольшом провинциальном фестивале из тех, где вам дарят блокнотик на память. Такие фестивали хороши внезапными встречами: дескать, неужели и у вас в Бердичеве существует литература. Первый писатель был молод и кареглаз. Длинные волосы и светлые мысли делали его похожим на икону. Первым делом он меня оценил и одобрил. Так и сказал: Открыть полную запись >

GD Star Rating
loading...

поэзия

Евгения Баранова — «Посвящение поэзии»

0
Не покидай меня! Не пробуй! Не пей, не ройся, не взыщи. Метафизический Чернобыль необитаемой души. Моя поэзия!  Хотя бы не проходи. Не привечай дороги-дроги, мысли-крабы, и городов чужих печаль. И лица лишние, и скатерть в слезах от кофе с эскимо. Любимец музы, певчий катет! Смотреть и больно, и смешно. Моя поэзия! Трамвай ли, от солнышка ли ржавый пес. Ты-дух_ты-дым. И осень валит. И жизнь летит из-под колес. GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

сид

Евгения Баранова — «Сиду Вишесу»

0

Делайте, что хотите — мне все равно. Можно ходить на митинг, снимать кино.

Можно дырявить джинсы, купить вина. Можно пойти на принцип, а можно на.

Можно красивой миссис с умом и без выдумать про Алису в Стране Чудес.

Можно накрыть Иуду святым плащом. — Много ли надо чуду? — Всегда еще!

В нашем раю тревожном устойчив быт. Делайте все, что можно. — Мне скучно, Сид!

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

images (1)

Knihnitsky — Для чого потрiбно порушувати закони та кордони

0

Піший польсько — чеський кордонний перехід Халупкі – Богумін освітив холодним своїм сяйвом повнощокий місяць. Він задоволено купався в безмежному небі, байдуже спостерігаючи,як мою однорічну доню разом з її матір»ю садять в поліційне авто .

Я стояв і з якимось отупілим розпачем дивився на відїзжаючий білий автомобіль з зеленою горизонтальною смугою на кузові.

В той час ще країни східної Європи не входили в склад Євросоюзу,тому й між Польщею та Чехією був стандартний кордонний режим…

-Куди тепер підеш?- Спитав мене польський прикордонник,як мені здалось,навіть з якимось Открыть полную запись >

GD Star Rating
loading...

no

Евгений Поповченко – Стихи из острога. Протянутая рука

0

***

Протянутая рука. Нищий. Он – дирижер тщеславных огней неона. На его лице – маска японского театра Но. А в глазах – нежность и любовь. Я с восторгом смотрю, как он небрежным кивком головы прерывает мои внутренние аплодисменты.

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

oblaka

Евгений Поповченко — Стихи из острога. Лики

0

***

Лики

закрытых ставен

и одиноких

шагов…

Снова

заслоны поставят

видения

вещих  снов.

 

Мытарство -

небо

над бытом,

даже когда

без креста.

В поиске

что-то сокрыто,

И это, мой друг, -

неспроста.

Неясно,

тревожно,

непросто

душой

оказаться вовне…

И мой

неопознанный остров

острогом

всплывает во тьме.

 

В обработке Александра Хубетова

GD Star Ratingloading...
GD Star Rating
loading...

Голос

Роман Махов — Голос

0

Жил-был…

Обычно фразой «жил-был» начинаются все сказочные, фантастические, невероятные истории. Наш рассказ именно такой, хотя свидетели тех событий и не разглядели в них ничего необычного, и на то были причины. Во-первых, неизвестны подробности. Во-вторых, — главное действующее лицо. Ну, а в-третьих, история еще не окончена. Жил-был в обычном городке, где все улицы носят имена деятелей давно минувшей эпохи, в доме номер тринадцать по улице (конечно же) Ленина, в обычной двухкомнатной сталинке, госчиновник Николай Николаевич Кошкин. Знакомые звали его Николаичем, а то и вовсе Колей-Колей. Открыть полную запись >

GD Star Rating
loading...

Вверх
  • RSS
  • Newsletter
  • Twitter
  • Google+
  • Facebook
  • Picasa
  • YouTube