Последние семь

Последние семь

«Последние семь» (2010, реж. Имран Накви). Легкий мистицизм. Примитивный сюжет. Остановленное время. Вполне красив полностью безлюдный Лондон (чуть менее, чем в «28 дней спустя»). Актеры что-то пытаются. Из крутизны – разбитая дорожным знаком и башмаком красная «Хонда». Бездумный бездарный фильм. Денни Дайер и сюда просочился. За Великобританию неловко.

«Двенадцать» (Twelve, 2010, реж. Джоэл Шумахер). Сразу следует сказать, что хотя михалковский «12» и сосканирован (например, с одной из серий «Монка»), но Михалков вправду круче. Шумахер взял хреновый старт с этой поделкой, подписался не пойми зачем под выспренным шлаком. Сценарий – позорный закос под Брета Истона Эллиса. Вышло – гораздо лицемернее и хуже «Альфа дога» Ника Кассаветиса. Под закадровое унылое поясняющее бубнение (похожее на школьное сочинение) белые детки из богатых семей быстро проходят сквозь угар вечерины навстречу вонючей правде жизни. «Двенадцать» — название наркотического препарата, кажется, мифического. Фильм – жуткое фуфло. Мелькает Эллен Баркин в микроскопическом эпизоде, маячат две выпуклых надбровных дуги по 25 центов каждая, гл герой в исполнении Чейса Кроуфорда похож на юного А.Васильева из «Сплина» (затаскают же по вампирским халтурам), а молодой человек по имени Билли Магнуссен старается реалистично изобразить в ключевом эпизоде смесь из уторчавшегося берсерка и несчастного американского психопата. Кульминация еще хоть как-то держится. Все-таки понимаешь, вспоминая предыдущие фильмы Шумахера, что он – того, слегка плосковат.

«44 дюйма» (44 Inch Chest, 2009, реж. Малькольм Венвилль). Британский такой камерный спектакль с крепким актерским составом. Заняты Рей Уинстон, Том Уилкинсон, Джон Херт, Иэн Макшейн. Один из сценаристов – Луис Меллис, написавший сценарий к фильму «Сексуальная тварь», где был почти тот же состав и Бен Кингсли. Старая актерская гвардия намекает на достойное развитие психологического полотна. На деле выходит такой, мягко выражаясь, маразм. Вымученные ненатуральные монологи, какая-то издевательская патетика и невменяемая лирика, какой-то небывалый грузный пафос. Все тонет в, грубо говоря, хеминхуейщине. История поруганной любви и мести превращается в тяжелый балет (мимике и жесту веришь, тексту – ни на грош). Странный и загадочный случай.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 451