«Мне не хочется называть этот концерт, отчетными бывают партийные и научные конференции.  Но тем не менее,  разные песни были написаны в разные годы и охватывают определенные периоды моей жизни, от этого никуда не деться»  – сказал Александр Розенбаум перед началом своего вступления 17 марта в Луганском цирке.  Концерт проходил в рамках юбилейного тура артиста и был приурочен ко Дню  его  60-летия.

Песни, как дети

Практически каждая песня Розенбаума заканчивалась криками «Браво».  Люди  с мест выкрикивали названия своих любимых песен, подпевали.   Впереди меня сидел мужчина, который на протяжении всего концерта  требовал  »скрипача Моню» и успокоился,  только когда прозвучал знакомый куплет.  »Гоп-стоп» пели хором.

А перед одной  песней артист сделал паузу и сказал: «Когда меня спрашивают,  какие ваши любимые произведения из тех,  что вы сделали? —  Я думаю,  что большинство творческих людей затруднятся ответить на этот вопрос  однозначно. Потому что произведения,  как дети:  все твои фильмы, если ты режиссер, все твои стихи, если ты поэт, все твои песни, если ты композитор,  а детей ты любишь всех, если ты —  нормальный родитель.  Конечно,  надо иметь чувство критики по отношению к себе, что является залогом психического здоровья.  И любой родитель понимает, что этот ребенок родился хроменький,  а этот косенький, а  этот  - писанный красавец, но родитель любит их одинаково сильно. Другое дело, что есть главные дети. Пример всегда привожу:  в маленьком городе Гжатске жила женщина Анна Тимофеевна Гагарина, у которой было трое детей, которых она любила.  Но кто бы знал,  что в каком- то городке Смоленской области живет такая женщина, если бы не Юрий Алексеевич, ее сын. Ребенок,  который принес  ей удовлетворение  и самоуважение.  Вот такие  главные дети есть и у писателей,  и у поэтов, и у  строителей. Есть такие «дети» и у меня.   Их не может быть много – их единицы.  Я вам сейчас спою одну из таких главных своих песен, которая подружила меня с огромным количеством людей, побратала с огромным количеством граждан нашей бывшей большой советской страны. Я говорю не только о тех, кого я знаю лично, но и  о тех  кто со мной не знаком.  Потому что мы смотрели  одними глазами и думали  одними мыслями о многих вещах».

И раздались знакомые аккорды «Черного  тюльпана».

«В Афганистане, в черном тюльпане,

C водкой в стакане мы молча плывем над землей

Грозная птица через границу

К русским зарницам несет наших братьев домой.

В черном тюльпане те, кто с заданья,

Едут на родину милую в землю залечь.

В отпуск бессрочный, рваные в клочья,

И никогда, никогда не обнять теплых плеч»…

Луганчане слушали песню стоя.

Ленинград-Ворошиловград — 30 лет спустя

В завершение своего выступления  Александр Розенбаум  попросил светотехников выключить слепящие софиты  и обратился к публике, которая так горячо его принимала:  »У меня особое отношение к вашему городу. Это был 81 год,  и в ту пору  Луганск назывался Ворошиловградом,  а Санкт Петербург —  Ленинградом, и Ворошиловград  стал первым городом,  в который я приехал на заре своей сольной карьеры . Это была моя первая  сольная поездка  из Ленинграда, — и  это  были вы!

Прошло много лет,  почти 3 десятилетия,  и по-прежнему вы со мной, а я с вами,  и это —  огромное счастье.  Я всегда говорю, что артисты живут для публики своей, за счет публики своей, и если кто-то усмехнулся,  то скажу – это не плохо,  потому что никто не отменял еще уважения к честно заработанным деньгам.  Но когда я говорю «за счет публики», то денежные знаки – месте на 5-ом, не ближе, а на первом месте наши ощущения.  Я имею ввиду те эмоции,  которые вы мне даете благодаря своему  отношению, и поэтому есть еще силы и, как говорится, порох в пороховницах».

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 2 576