Роман Виктюк известен как режиссер эпатажный, однако эпатажные спектакли не возят с гастролями в «места отдаленные», отдаленные от российской столицы, имеется в виду, в геополитическом и главное – культурном смысле. «Эдит Пиаф. Мой легионер» — напротив как раз из тех постановок, что можно показать малоподготовленному зрителю. Именно этому мы обязаны выбором такого «зрелого» по театральным меркам спектакля, который недавно отпраздновал свой юбилей – 10 лет, для показа на луганской сцене.

На роль главной героини Роман Виктюк взял грузинскую джаз-певицу по имени Нуца, чье живое пение заполняет собой все дыры и пробоины этой постановки. Спектакль поставлен по пьесе Ксении Драгунской, основанной на одном из эпизодов жизни Эдит Пиаф, который мог произойти, а мог и не произойти в самом деле. Пиаф, будучи еще неизвестной и даже не Пиаф вовсе, после своего концерта перед французскими военными знакомится с летчиком-легионером. Их недолгое знакомство и разгоревшееся между ними чувство трагически обрывается гибелью легионера. Якобы этот случай послужил основой для написания песни «Мой легионер». Правдивость такого эпизода в жизни легенды французского chanson под вопросом. Но, как справедливо отмечается в самом спектакле: раз есть песня, значит, была и эта история.
Начинается действие с того, что будто бы в студии звукозаписи Нуца готовится записывать вышеупомянутую песню Эдит Пиаф «Мой легионер», но все никак не может настроиться. «Нуца, соберись!» — говорит ей голос за сценой. Для того, чтобы проникнуться историей, о которой поется в песне, Нуца и двое помощников начинают фантазировать и разыгрывать обстоятельства встречи Пиаф и ее возлюбленного. Один из них (Дмитрий Малашенко) перевоплощается в Легионера. Роль другого достаточно трудно описать, хотя без него спектакля бы не вышло вовсе. Его персонаж обозначен как Антрепренер, выступает же он как своеобразный фон для главных героев, оттеняет их, придает действию живости и мажорных нот.
Этот самый Антрепренер заявляет и для пущего усвоения несколько раз повторяет, что в спектакле 4 времени: первое – здесь и сейчас, когда зритель смотрит этот спектакль, второе – сцена между Эдит Пиаф и Легионером в гостиничном номере, третье – оба вспоминают детство, четвертое – Легионер летит и вспоминает. Стоит сказать, что все четыре времени, о наличии которых после заявлений Антрепренера зрителю уже не придется напрасно гадать, сосуществуют в постановке очень гармонично.
В качестве декораций – практически на всю сцену расположился планерный самолет, который нещадно эксплуатируется не только для «четвертого времени», но и для всех остальных. В частности он становится площадкой для исполнения Нуцой финальной песни.
Используемый в постановке прием «театр в театре» кажется хоть и интересным, но не оригинальным. Сама же история любви Эдит Пиаф и Легионера довольно слащава и банальна, хотя в такой постановке театра Романа Виктюка ее излишняя сентиментальность не так мозолит глаза. В целом спектакль можно назвать вполне милым. Уж не знаю, положительная это характеристика или нет.
Что касается Нуцы, то она, несомненно, лучшая певица, чем актриса. Что уж говорить, 10 лет не могли не сказаться на исполнительнице главной роли, которая в свои 40 играет Пиаф в момент, когда той должно быть в два раза меньше. К тому же у Нуцы рыжие волосы и она хоть и маленькая, но не такой уж воробушек. Но об этом забываешь, когда Нуца начинает петь. Ее сильный низкий сдержанно-эмоциональный голос захватывает, и разницу между пением самой Эдит (ее голос тоже неоднократно звучит в постановке) и Нуцы уже не замечаешь. Если бы спектакль и был создан для того, чтобы она спела, то все его недостатки можно простить.
Сложно сказать, как приняли зрители эту постановку. Упоминание луганского мэра или ответ на укоризненную реплику Легионера по поводу того, что ему принесли искусственные цветы: «Я других в Луганске не нашел» — воспринимались залом наиболее живо.
Не уловили зрители и момент окончания спектакля. После исполнения Нуцой одной из песен все актеры начали кланяться, и публика решила, что спектакль окончен. И по привычке одарила артистов овациями со вставанием. Нуце даже успели вручить букет цветов. Недоуменное выражение на лицах актеров подсказало, что это был вовсе не конец. Зрители уселись, после чего Нуца спела еще раз, стоя на самолете, который раскручивали ее партнеры. На этот раз спектакль действительно закончился. Закончился всецело и без оговорок, потому что не оставил после себя желанного послевкусия.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 660