Известный писатель Дмитрий Гайдук станет участником луганского раста-фестиваля

Фестиваль растафарианской культуры в городе проводится впервые. Необходимость эта назрела уже давно. Понять это можно просто оглядевшись вокруг — молодежь повально использует атрибуты растафари не задумываясь о глубинном смысле этих символов и об их принадлежности к Православию. Возможность разъяснить сложные понятия доступным языком музыки регги является уникальной особенностью этого культа. А способность Гайдука рассказать об этом в легком стиле притчи заслуживает уважения. Узнать о вечном противостоянии Льва Зиона и Золотого Тельца Вавилона и выбрать свое место в этой борьбе вы сможете 15 июля в летней резиденции кафе «Донбасс» по улице Иванищев Яр, 56.

 

Алексей Бида

— Известно, что ты автор не только растаманских сказок. Даже получил премию за одну из пьес.

— Было дело — премировали меня годом халявного интернета.

— Насколько ты разноплановый писатель?

— Зависит от заказа. В принципе, могу писать на любую тему связанную с гуманитаркой, медициной, компьютерами, историей, философией и т. д. Про политику тоже могу, но стараюсь не делать этого.

— Энциклопедии мистики, суеверий, предсказаний по заказу писал?

— Ага, для издательства «Миф»

— Музыкальные обзоры для кого делал?

— Для магазина «Озон». Десять самых последних поступлений на складе брал и про них писал. Иногда тематические обзоры делал. Моя задача была поднимать диски, которые туго уходят. А это, сам понимаешь, не Мадонна — она всегда хорошо уходит — а, например, Гуджа Бурдулия какой-нибудь, про которого тогда никто ничего не знал. В общем, интересно было.

— А сейчас чем зарабатываешь? На дивиденды от изданий живешь или концертами? Как по мне — тебе пора литературную премию присудить и на покой. И только для души творить.

— Концертами. Литературную премию на фиг не надо. Меня же писатели сожрут из зависти. Вот попереводить чего-нибудь, это да. Это было бы формой отдыха от концертов, но пока что никаких идей на сей счет нет.

— Ты закончил факультет немецкого языка и английский наверняка тоже знаешь. Какими языками еще владеешь?

— Польским. Ещё по-чешски читать могу, по-болгарски. Ну и украинский, понятно дело, как родной.

— Кроме Алистера Кроули кого еще переводил?

— До фига и больше. Раушнинга, Эверса, Мейчена (Макена), Бориса Муравьёва. Он по-французски писал. Но переводили мы его в соавторстве с Нугатовым для «Софии»с инглиша, поскольку французский текст не достали. «Гнозис» называется, или «Основы эзотерического христианства». Под влиянием этого «Гнозиса» я и написал «Фаллософию». Прямо по ходу перевода писал, чтобы не заснуть за компом. Кстати, за неё я получил ещё один год бесплатного инета.

— Тебе все премии бесплатным интернетом выдают?

— Не. Это был сетевой конкурс «Тенёта», там спонсором был интернет-провайдер «Ринет». Ну, и понятно, какие у него призы.

— Ты как составитель «Ремиссионеров» еще работал.  Меня сборник очень впечатлил. Расскажи про проект.

— О, это славный был проект. Придумал его Алексей Рафиев, которому питерские наркологи предложили издать такую книгу за их счёт. Авторы отбирались современные, русскоязычные и знакомые с веществами. Баян Ширянов туда планировался и даже тексты дал, но в последний момент съехал по какой-то непонятной причине. То ли с Рафиевым поссорился, то ли я не в курсе. Ну и вот, вместо Ширянова поставили Егора Радова «Войну с Членсом», которую он на тот момент переименовал в «Убить Членса». И я считаю, очень хорошо, что этот роман туда попал. А вообще, по поводу каждого текста много чего можно рассказать, все они с историей.

— Какая история у текста самого Рафиева?

— Он вообще-то поэт. Прозу после того не писал больше. И до того не писал. Это у него случайно так получилось. Через этот роман мы с ним и познакомились.

— Чем закончилось издание сборника? Других подобных предложений не поступало?

— Как обычно: издали, продали. Потом делали похожий по концепции, но поменьше и в мягкой обложке. Назывался «Пчёлы против пасечников», вышел в связке с фестивалем «Рок против наркологов», который организовал всё тот же Рафиев.

— Кого приглашали на фест?

— Уж и не помню всех. «Ламбопс», помню, был, «Яга-джага», я сказки рассказывал. Что-то ещё было… А проходило это всё в ЦДХ. Я до сих пор не понимаю, как нас туда пустили, тем более, что это не в 90-е было, а году в 2005-м, когда всё уже устоялось.

— Вернемся к сборнику. Твой текст «О пользе межсезонья» — это послание всем рускоязычным растаманам? Типа местная библия?

— Типа «Конопляные джунгли». Это текст из колонки, которуя я вёл на сайте high.ru в 1999-м году. По три текста в месяц. Писал о чём угодно,  ну и старался по актуальным темам.  Очень рад, что он полезным получился.

— Ну мы его все равно сделаем книгой растафарианского православия, если ты не против)

— Конечно, не против. Мысли там правильные, многим помогли не скуриться.

— В Барнауле открыли таки приход ребятушки…

— Я в курсе. В прошлом году на фесте «Арт-алтай» беседовал с родоначальником этого дела. Очень ему не советовал называться «церковью», но он моего совета не послушал.

— Слово церковь отпугивает людей?

— Не в этом дело. В России, понимаешь ли, есть РПЦ (русская православная церковь). Это как бульдозер. Назваться «церковью» — всё равно что с этим бульдозером бодаться. А нафига? Можно же эти силы более конструктивно потратить. Плюс к тому, авторитет религиозных идеологий очень невысок. Даже в ту же РПЦ люди ходят чисто потому, что туда президент ходит. В общем, быть в Росссии нетрадиционной церковью это почти самоубийство и пользы от него никакой.

— Сам себя к какой конфессии причисляешь?

— Православный я. Правда, в церкви давно не был.

— Растафарианскую православную церковь в Украине продвигать не думал?

— Не думал. Хотя для Украины это неплохая идея. Но вот вопрос: где священников брать будем?

— Тебя епархом)

— Не, я вообще про тру-раста мало знаю. В основном, с нашими планокурами тусовался. Нужны люди, которые реально в теме. Обучать-то кто будет? На Джамэйку людей отправлять придётся, в Эфиопию, тексты переводить, видеоматериалы собирать. Ну, а потом, когда уже и ритуалы будут, и священство, и прихожане — тогда уже надо посмотреть регистрировать или не регистрировать. Потому что нахуя вообще вавилон в эти дела мешать? Должна быть какая-то серьёзная причина, чтобы бирку на себя нацепить. Если без регистрации помещение не арендуешь или собрание не проведёшь, тогда, конечно, придётся региться. А если и то, и другое возможно без регистрации — то ну её нахуй, эту регистрацию. Я так считаю.

— Думаю Запорожье нас поддержит. Там ребята в этом году Марш Свободы устраивали единственные в Украине. Ну кроме Киева.

— Сейчас для такого дела, прежде всего, важна поддержка людей, которые в теме. Желательно, международных. Поддержка информационная и литургическая. Как её разрулить — я пока не представляю.

— Дорогу осилит идущий. Как ты кстати к маршам свободы относишься? Не тупое ли это палево?

— Не одобрял их до недавнего времени, хотя с Тарасом Ратушным весьма дружен и много ему помогал. И вот, последний марш, судя по доходящим в Индию отголоскам, был весьма удачен. Удалось всё-таки отойти от шаблонов политической демонстрации и превратить акцию в перформанс. Это, я считаю, правильный поворот.

— Балаганное искусство ближе народу для понимания?

— Вот именно. Демонстрировать надо не командирам, а народу. Соседям своим, родителям, учителям. Объяснять им на понятном для них языке, что командиры им брешут и ганджа не наркотик. А командирам ничего не объяснишь — они никакого языка не понимают кроме пиздюлей.

— Ага. Авторитет силы только понятен. Думаю если планокуры себя легализуют — статистика резко поменяется. Как думаешь лигалайз при жизни наступит?

— Наступит и довольно скоро. Главная проблема сейчас не командиры. Они-то понимают уже, что от лигалайза им прямая выгода. Главная проблема — обширная масса людей, зомбированных антинаркотической пропагандой, которые любое движение в сторону облегчения участи планокуров воспринимают как «либерастию» и разрушение устоев. Если сейчас какой-нибудь командир волевым решением введёт лигалайз — через месяц ему будет импичмент.

— Даже ООН признали, что силовое противостояние наркокартелям только укрепляет их позиции и никаких результатов не приносит. Говорят менять нужно отношение к наркотикам. Хотя обыватель первый враг любых нововведений.

— Не любых. Почему-то массы всегда поддерживают новые запреты. Даже алкоголь сейчас запрети — много радости в народе будет по этому поводу, хотя бухать не перестанут.

— Кстати как там в Индии? Бухают или курят? Что им менталитет позволяет?

— Бухают мало. Курят или едят — очень много. Пожалуй, даже больше едят. Давняя там традиция  употребления — много тысяч лет. Способов приготовления сколько угодно.

— Побалуешь новым рецептом?

— В основном, сушёные шишки трутся в тонкий порошок и из него потом всё готовят. Очень легко экстрагируется, даже кипятить не надо. Можно просто набодяжить, допустим, в молочный коктейль и уже готовая манага. Называется «бханг ласси».

Или вот, в тот же порошок мешаешь сахар и специи, добавляешь воды немножко, лепишь шарик и всё готово, можно есть. А ещё печеньки делают, халву и много всякого разного. Сладости. в основном.

— Давай заканчивать — у вас там уже глубокая ночь. Расскажи на последок о том «Как это делалось в Индии». Так твоя новая программа называется?

— «Индия» — это только одна из шести программ, которые я буду делать. Раньше рассказывал всё вперемешку, а теперь вот решил попробовать разделить разнородный материал. В «Индии» будут всякие индийские сказки + джатаки (поучительные притчи). Ну, а в Луганске будут «Растаманские», у вас же фестиваль намечается красно-жёлто-зелёный, так что индийские темы будут не вполне уместны.

— Чем будет отличаться этот приезд от прошлого?

— Будет очень! В прошлый раз у меня был сольный концерт в плохо приспособленном помещении, а теперь — целый тематический фестиваль на открытом воздухе и с тематической публикой — в общем, я думаю в этот раз будет гораздо веселее.

— Спасибо тебе за уделенное время. До встречи на родине. Да пребудет с нами Сила и Любовь Его.

— Истинно.

 

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 474