photo by nataliya masharova

photo by nataliya masharova

Интервью арт-критика и реактора журнала «Луч» журналу  Поколение Р + tip. Беседовал Павел Ермаков.

Для чего тебе понадобилось создать «Луч»? Это назрело само собой или блог стал слишком узким пространством для воплощения каких-то задач?

В основу “Луча” легла идея, что информация является ключевой субстанцией. С ёё помощью можно изменить сознание человека и, как следствие, мир вокруг. Информация – это власть, энергия, ценность и средство, которое можно использовать с разными намерениями.

Агенты прошлого используют её, чтобы сохранить старый мир с его идеалом управляемого коллектива одинаковых. Благодаря развитию информационной технологии, арсенал средств репрессирования индивида, – в числе которых школа, армия, религия, экономика, полиция и пропаганда, – расширился мемами – мыслевирусами, которые распространяются по головам в качестве навязанных установок. Некоторые мемы настолько распространены, что даже будучи очевидно иррациональными, принимаются за незыблемую истину. Пример – идея бога. Ни один из вирусов мозга не пожирал столько жизней и не сеял столько ненависти, но люди продолжают наследовать эту деструктивную блажь.

Мы создаем информационное пространство, обращенное к индивидуальности, её стремлению познавать, развиваться, расширять свои когнитивные возможности, эволюционировать в нечто новое. “Луч” использует трансгрессию, эстетику и технологии, помогает понять другое, незнакомое, непонятное; воспринять ценность разнообразия вне этического комментария и фальшивого дуализма “плохо/хорошо”. Мы стремимся снять социальное напряжение, опосредствованное невежеством и предрассудками. Общество склонно видеть монстра во всём непохожем, и каждом, кто – Другой. Мы показываем Другое как человеческое во всей его сложности и неоднозначности.

Каким ты видишь будущее проекта? В какую сторону он будет разрастаться?

Помимо разработки новых форматов подачи информации, расширении социального функционала и мобильных возможностей, МЫ ИЩЕМ ЛЮДЕЙ, и хотели бы предложить место на “Луче” всем необычным и захватывающим начинаниям, так что пишите на loooch(at)looo.ch

В эстетическом смысле мы собираем новое искусство, которым сегодня является техно-арт: роботические инсталляции, арт-сайты, сверкающие железяки и прочий космос. В социальном – остроконечную информацию, которая способна расширять представления о мире, испытывать человека на толерантность к Другому.

В политическом смысле “Луч” является платформой трансгрессоров, мутантов и трансанархистов, мечтательных пиратов и одиноких путешественников. Мы работаем над созданием транснационального когнитивного движения инакомыслящих, разделяющих представление о том, что индивидуальность и разнообразие – это ценности, границы государств – оскорбление, национальность – тавро для скота, религия – источник слабоумия, технология – медиа перемен, эрос – энергия свободы, прошлое – должно остаться в прошлом, эволюция – неизбежна, человек – не последнее звено в развитии нашего техно-биовида, космос – будущее; и не должно быть над тобой ни богов, ни хозяев.

Давай поговорим про настоящее. Что значит быть человеком на планете Земля в 21 веке? Что он из себя представляет?

Современный человек находится между двух эр и миров. Прошлым, которое гибнет, и будущим, которое рождается в эти секунды. Прошлое – привычно, но уже не работает; будущее – пугает, но неизбежно. И вот в этой межпространственной щели, охваченный противоречивыми чувствами, человек должен принять решение – регресс или мутация, энтропия или перемены. Яблоня у родного дома, конечно, мила, но ведь что-то заставляет нас взбираться на корабли и плыть через моря к новым землям. Бояться двинуться вперед, но не мочь не двинуться вперед – вот что значит быть человеком.

Сегодня невероятно интересный исторический момент. Старые стратегии отказывают, и мы оказываемся перед белым листом Завтра – нам нужно создать новые отношения, новый язык, новую эстетику, новый общественный договор. Время Отцов – закончилось, и у нас куча работы.

Есть ли какие-то принципиальные различия между людьми, живущими в разных частях света, говорящими на разных языках? Или это информационное поле как-то стандартизирует человечество?

Культура, несомненно, шрамирует любого человека, но язык – французские философы его, пожалуй, переоценили. Не он является информацией, и не он опосредствует заглавное понимание между людьми. Он только чешуя на теле чего-то большего, что лежит за пределами культуры и цивилизации, но исходит к самому нашему существу, ко внутренней звезде. Мы передаем друг другу не слова, но энергии, и в каком-то смысле беседуем ментальными фонтанами. Культура научила нас синхронизироваться друг с другом через уподобление. Для того она, собственно, и существует, но когда ты путешествуешь по свету и, собственно, между культурами, такая культурально-уподобленческая синхронизация становится невозможной, и приходиться обращаться за помощью к праисторическому языку сознаний.

Ты веришь, что наука эволюционирует или допускаешь, что в какой-то момент может выясниться, что все эти сотни лет мы загоняли себя в тупик, что все это ложное, а настоящие ступени лишь впереди?

Эволюция – это неизбежность, которая может происходить на разных скоростях, но регресс – не равноправный её антоним, но подчиненный её процесс. Иными словами, эволюция происходит. Каждая ступень – настоящая, а дальше – бесконечность нового. Ошибки, совершаемые по пути к нему, – становление опыта, естественные учителя. Тупика не существует – всё движется, и каждый человек – зодчий собственных стен.

Каким ты видишь будущее и роль человека в нем?

Однажды, быть человеком – это не стать человеком. Последним гуманистическим жестом человечества станет перенос сознания в машину. Если, конечно, этому не помешает создание искусственного интеллекта, превосходящего человеческий. В одном случае нас ждет роль межгалактических пионеров, в другом – геноцид.

Расскажи о собственном пути: что из задуманного, не удалось воплотить? От чего бы из нынешнего себя ты удивился, скажем, лет пять назад?

Мне не удалось открыть над Украиной врата тьмы, и убедить молодых украинских шопоголиков, что сытость и свобода – это не синонимы. Однако, существуют ночи, которые неизбежно наступают, и будущее, уезжая поодиночке, возвращается в миллионах.

Какие моменты тебя больше всего не устраивают в нынешнем человеке?

В человеке меня больше всего не устраивает то, что он всё время пытается себя запретить.

Расскажи, что ты думаешь о браке, когда эта форма себя окончательно изживет? Да и вообще, что ты видишь в отношениях полов?

Я вижу в отношениях полов катарсис либерализма: изнасилование под опиатами. И таковое слаще, когда есть шприц с любовью, но, в целом, отношения – гром демонических стихий, полных жестокости и крови. В страстях не бывает вегетарианцев. Брак… для меня это всего-лишь социальная отрыжка. Общество измусолило и задогматизировало брак настолько, что сегодня он – пошлая дыба. Многие люди проводят целые жизни в браке друг с другом только потому, что “так принято”, а умирают – с привкусом крысы во рту.

Ты очень много ездишь: какие страны для тебя комфортны? Где бы хотелось жить осесть на постоянной основе или тебе удобнее проживать в разных местах?

Я побывал во множестве замечательных стран, но ещё не нашел того места, где мне решительно хотелось бы остаться. Города сердца, конечно, встречались – это и тапочный Берлин, и футуристический Роттердам, и вот сейчас апокалиптический Нью-Йорк, – но у каждого места и страны свои преимущества и недостатки. Внутри себя я обнаруживаю разный образ Дома – то это корабль, то куб в промозглых вампирских лесах, то маяк на Северном Море, но затем я сам себя стебу, подозревая, что все эти образы – следствие кризиса маскулинности. Мальчишки любят палубы.

Что последнее прочитал, посмотрел, послушал? Что из этого вдохновило?

Последнее время я поглощаю буквально всё, что касается геноцида в Руанде. Произошедшая там массовая трансгрессия – пронзительная гобелена о современной геополитике, о человеческом хищнике, о социальных водоразделах, и сущности “либерального ханжества” Европы и США.

Меня вдохновляет сегодня перспектива революции в Беларуси и тот бесстрашный народ, который еженедельно собирается на площадях с молчаливыми и аплодирующими гуляниями. Разве не было бы дивом небесной красоты, если бы “арабскую весну” сменила “белорусская осень”?

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 395