Главный гуманитарный советник Президента Януковича Анна Герман не так давно выступила с инициативой о ликвидации творческих союзов как анахронизма, не соответствующего требованиям современности. Национальные союзы писателей и кинематографистов, разумеется, встретил предложение Герман в штыки, усматривая в нем происки антиукраинской власти против основ национальной духовности. Кто в этом конфликте интересов прав, а кто виноват? Рассмотрим ситуацию на примере Национального союза писателей.

Во всем мире писателям свойственно объединяться в разного рода союзы и ассоциации. Хотя сам процесс творчества вовсе не требует наличия коллектива, но вот интеллектуальная среда и общение с себе подобными является важным элементом в жизни человека пишущего. Кроме того, у писателей, как и представителей других профессий, есть потребность в отстаивании своих корпоративных прав, прежде всего, на свободу слова — главного условия нормального творчества.
Однако в Советском Союзе писательская организация была создана с кардинально другими задачами – поставить всех писателей под идеологический надзор тоталитарного государства. Получить патент на писательство, право считаться «настоящим писателем», можно было только в рамках Союза писателей СССР, созданного в 1934 году. Попасть же в союз можно было только преодолев определенные идеологические фильтры, отсеивающие «чуждый элемент». Это был кнут, но был и пряник. Лояльный писатель получал от власти всевозможные блага – от усиленного питания до особняков. По сути, при советской власти писатель превращался в привилегированного номенклатурного работника, занимавшегося производством пропагандистских текстов. Разумеется, качество их зависело от таланта автора, в советский период было написано множество прекрасных произведений, но на общую ситуацию в литературе бюрократизация и идеологическое единообразие повлияли плачевно. Это косвенно признавалось и самими советскими писателями – Валентин Катаев в одном из своих фельетонов провокационно сравнивал письмо Пушкина Вяземскому с придуманным им типическим письмом коллеги-современника. В первом говорилось в основном о стихах и рифмах, во втором – о путевках в санатории и пайках.

После распада СССР и исчезновения идеологической монополии Союз писателей СССР прекратил существование. Его осколки, однако, продолжили существование: в России возникло, например, целых два союза писателей – один, «либеральный», объединял авторов, поддержавших реформы Ельцина, второй, «национал-патриотический» – оппонентов этих реформ. В Украине преемником Союза писателей УССР стал Национальный союз писателей (НСПУ). Однако чем далее наша страна уходила от коммунистической эпохи, тем более очевидным становилась неадекватность старых форм организации писательской жизни. Социального заказа от государства больше не поступало, одновременно с прекращением снабжения «инженеров человеческих душ» благами. Писатели остались наедине с читателем. Главным регулятором стал рынок. Советские писатели переживали эту ситуацию очень тяжело, считая ее крайне «бездуховной», что обеспечило существование НСПУ на волне инерции. Постепенно союз становился все более «пенсионерским», пишущая молодежь проявляла к бюрократизированному реликту все меньше интереса. Параллельно с официальным союзом стали появляться писательские организации, в основу деятельности которых был положен европейский принцип корпоративного объединения пишущей братии. Яркий пример – Ассоциация украинских писателей, создававшая именно как противовес замшелому НСПУ, в рядах этой писательской организации числятся все самые известные украинские авторы современности – Юрий Андрухович, Сергей Жадан, Оксана Забужко и другие. Стало действовать в Украине и национальное отделение международного писательского сообщества ПЕН-клуб, который одной из своих главных задач видит защиту права писателей на свободу самовыражения.

Однако официальный писательский союз не сдается. Одна из причин живучести НСПУ – провинциальная ограниченность значительного числа украинских авторов, надежды на то, что государство снова призовет их «на службу». Из личных впечатлений – во время визита в Украину русского писателя Владимира Сорокина, известный украинский критик Игорь Бондарь-Терещенко на полном серьезе расспрашивал Сорокина о том, в какой «спилке» он состоит и как на него это влияет, чем привел российского гостя в полнейшее недоумение. И надо сказать, что государство уже в независимой Украине предпринимало попытки использовать писателей в своих интересах. Так, в 2004-м, по команде главы администрации Президента Виктора Медведчука была предпринята попытка переворота в НСПУ, с целью свержения «оранжевого» председателя союза Владимира Яворивского. На его место была назначена малоизвестная писательница Наталья Околитенко. Одновременно, Медведчук собирался «отжать» у писателей офис НСПУ, находящийся на улице Банковой, по соседству с администрацией Президента, чтобы открыть там «Фонд Кучмы». После победы «оранжевой революции» Яворивский вернулся на свой пост. В тот бурный год в Луганске тогдашний губернатор Ефремов также собирал актив местного НСПУ для разъяснительной беседы. «Отжимать» у него было нечего, союз довольствовался комнатой в здании издательства «Лугань», но в рамках агитации за преемника Кучмы Януковича вполне сгодились бы и их голоса. Характерна была реакция «несоюзного» писательства (состоящего в Межрегиональном писательском союзе, не имеющем официального статуса) на эту встречу в «верхах»: вместо того, чтобы возмутится самим фактом проведения властью подобных бесед, не попавшие к Ефремову громко жаловались на то, что их не позвали.

Однако это дела минувших дней. Если судить по упомянутой в начале статье инициативе Анны Герман по упразднению НСПУ, нынешняя власть загонять под свою «крышу» писателей уже не собирается. Более того, аргументация советника президента о том, что творческие союзы – это рудименты советской эпохи, звучит вполне здраво. В то же время, очевидно, что гораздо больше, чем реформирование гуманитарной политики, власть интересует собственность союза. А это, помимо упомянутого выше особняка на Банковой, еще немало лакомых кусков – прежде всего писательские санатории в Крыму с прилегающими гектарами земли, дом отдыха в Ирпене и другие интересные активы. Освоить эти активы под разговоры о ликвидации рудиментов тоталитаризма вполне в духе нынешней властной команды, на то у нее и есть Анна Герман, которая с долей юмора так прокомментировала ситуацию с собственностью НСПУ: «Лучше всего отдать бедным, сиротам, это лучший выход с имуществом, с которым не знаешь что делать». Другое дело, что при нынешнем руководстве НСПУ его собственность, рассматриваемая Яворивским и его окружением, как личная, используется крайне неэффективно и непрозрачно. Во всяком случае, рядовым членам союза ничего не перепадает. В 2009 году в прессу попали отголоски внутрисоюзовских разборок вокруг собственности, в ходе которых Яворивский едва не лишился кресла.

Еще один момент, заставляющий усомниться в благородстве намерений Анны Герман — сугубо политический. Владимир Яворивский – один из спикеров Блока Юлии Тимошенко, статус главы писательской организации придает ему дополнительный вес. В 2006–м Яворивский прославился попыткой законодательно закрепить запрет для лиц, имевшим когда-либо судимость, баллотироваться на пост главы государства, тогда убийственная для лидера ПР инициатива Яворивского была блокирована нашим бдительным земляком Виктором Тихоновым, возглавлявшим профильный комитет в парламенте. Поскольку власть стала на путь войны на выбивание с нынешней оппозицией, то легко предположить, что она вполне может пойти и на разгром писательского союза, чтобы лишить противника опорного пункта.

В общем, вся эта «гуманитарная политика» имеет отношение к чему угодно, только не к вопросам развития национальной культуры. Разумеется, Национальный союз писателей (примерно такая ситуация царит и в других творческих союзах, оставшихся в наследство от СССР) в нынешнем его виде катастрофически устарел и не соответствует запросам современности, но это не значит, что творческая интеллигенция не нуждается в поддержке со стороны государства. Распустить, сбросить «неэффективный» балласт, раздерибанить имущество и умыть руки проще всего. Украинская литература не нуждается в органах контроля и опеки, в то время как необходимость создания системы государственных грантов на поддержку культурных инициатив является очевидной. Не кулуарных междусобойчиков, где «заслуженные» и «народные» перекладывают деньги из одного кармана в другой, а открытой конкурсной системы, принятой во всем цивилизованном мире. Вот тогда красивые слова власти об избавлении от рудиментов тоталитаризма будут звучать вполне уместно.

Источник: Восточный вариант

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 432