В этом году, помимо десятилетия трилогии Масодова, исполняется 10 лет со времени выхода еще одного важного текста для русской традиции «цветов зла- романа Евгении Дебрянской «Нежная агрессия паутины».

Дебрянская – человек плоть от плоти андеграунда во всех смыслах – политического (вместе с Новодворской создавала первую несоветскую партию Демсоюз), философского (ученица и поклонница эзотерика Евгения Головина, жена Дугина), сексуального (радикальная гей-активистка). Бурная биография на стыках реальностей.

«Нежная агрессия паутины» — муторный, брутальный, заколдованный текст, в котором действительно можно нежно запутаться, как в паутине. В ожидании самки-паучихи, которая выпьет из тебя кровь, незадачливого носителя пениса, имевшего риск открыть эту книгу. Перед нами женская проза наоборот, скроенная по имморалистическим заветам одного французского маркиза, приправленная чисто русскими священной ненавистью к жизни и злым юродством. Конечно же, Дебрянская не открывает никаких особенно новых миров – ее текст уходит корнями в мамлеевщину. Но если Юрий Витальевич Мамлеев являет нам образ жуткого русского мужика Федора Соннова, то Дебрянская изображает не менее жутких русских баб. Три поколения инфернальных женщин – парализованная Ангелина Васильевна, старая колдунья, ее дочь Люська, впадающая в эротоманскую кататонию, мрачная внучка Лиза, насилующая родного брата. Неистовая Зойка и ее любовница Анюта, монастырская послушница («Кто сравнится с Богом? Нет таких мужиков. Поэтому ебать тебя все равно будет только Бог. Он и есть твой истинный муж»).

В тексте Евгении Дебрянской грязный мир русско-советского коммунального быта граничит с потусторонними безднами. Инсцест, некрофилия, расчлененка, богохульство – все это перемешано в тексте в практически предельных пропорциях. Вывернутый наизнанку женский мир, страницы заляпанные менструальными выделениями. Каждая женщина – ведьма и достойна сожжения на костре.

Героини опутывают и пожирают самцов, но взыскуют иного.

Что есть мужчина? Это Огонь и Дух! Что есть современный мужчина? Это отсутствие огня и духа! Вы — маленькая тень того, кто давно покинул вас, оставив из жалости или в память, как должно быть, впечатляющий отросток. Лучше бы вы потеряли его в сражении при Аустерлице. Вы суете хуй в пизду, жопу, рот, с удовольствием возите им в ложбинке между сиськами и в сгибе колена, прижимаете к соскам и щупаете в брюках — вы упрямы, вы настойчиво тревожите мою детскую мечту о героях, крестовых походах, страсти и кровоточащих ранах, желании жить и умереть во имя любви. Вы называете хуй фаллосом. Кретины! Фаллос — это звенящая до предела Тишина, пронзительная боль приятия Безумия, бездна в мрачном куполе Неба, это — Ночь без Дня, трансцендентная тоска о Преодолении! Ваш хуек до смешного тривиален, и точные копии по сходным ценам валяются на прилавках магазинов.

Евгений Головин, которому Дебрянская посвятила книгу, в своем послесловии отмечает: «Перед нами женский космос, увиденный женскими глазами; космос чудовищный, бессмысленный, бешено децентрализованный». Пожалуй, лучше не скажешь. Книга из тех, которые редко читают до конца. Но без которых мир не полон.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 491