Жозефу Пирсу удалось поместить все внутрисемейные патологии в четыре с половиной минуты. Фрэйд приоткрывает крышку гроба и делает затяжку. В то время перед объективом фотографа сын-юноша трется о мамину грудь, папа украдкой ликвидирует длинный женский волос с пиджака, дочка садизирует игрушку, а мама обнаруживает родство с кровожадными рептилиями. «Семейный портрет» как карта наследственной болезни.
Семья, будучи первым и главным уровнем систематизации, своим организующим моментом не скрывает главную суть – бесперебойный конвеер мяса, в которой личности навязана хроническая необходимость соответствовать ГОСТу. В таких условиях обязательств даже любовь и взаимоподдержка вырождаются в подозрительность и неприязнь, отравляются обидой и погибают в равнодушии с улыбкой, давно ставшей оскалом.
Особенно мучительным это соответствие стандартам становится в моменты откровений – будь то свет голой вспышки, рентгенирующий скелетов в шкафу; пожирание туш на семейных застольях, а также присутствие человека мыслящего. В общем, в ситуациях, где начинается диссонанс фальши с инстинктивной подоплекой бескомпромиссной природы. Антагонист этим форс-мажорам — прием у семейного психолога, как социального контролера. Резиновая конфетка. Соси и жуй, детка.
Ролевые игры не должны становится диагнозами, дети — кровными врагами, супруги – убийцами, но, не будь такого соблазна – кто вообще создавал бы семьи?

Победитель XVII Фестиваля анимированных фильмов в Штуттгарте
Обладатель наград Международного фестиваля короткометражных фильмов в Клермонт-Ферранде (Франция, 2010)

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 594