«Театр 19» вновь выступил на луганской сцене, на сей раз – с постановкой «Наш Гамлет». Визит харьковского театра опять вызвал немалый ажиотаж у луганской публики. В частности потому, что луганчане наконец дождались в составе актеров Сергея Бабкина, который и исполнил главную роль.

Уже само название «Наш Гамлет» должно указывать на некую авторскую и субъективную интерпретацию великой трагедии Шекспира. Впрочем, было бы странно сегодня ставить Шекспира без подобной интерпретации. По-видимому, приставка «наш» — это предупреждающий знак: мол, не суйтесь, если вы ожидаете бережного обращения с классикой. И все же сразу напрашивается вопрос: а чей же «наш»?  То ли просто имеется в виду Гамлет в видении «Театра 19» (а тогда это местоимение носит и оправдательный характер)? То ли (в порядке гипотезы) нам предлагается посмотреть, каков он принц датский, запеченный по-украински?  То ли это – глобально – Гамлет нашего времени? Последнее вероятнее всего, так как манера осовременивания просматривается во всем – от сценографии до режиссерского осмысления Шекспира постановщиком Игорем Ладенко.

В представленной трактовке отсутствует призрак отца Гамлета, о нем лишь упоминает Горацио. А Розенкранц с Гильденстерном объединены в одном лице, если не учитывать белое пушистое существо в клетке, которое олицетворяет одного из приятелей Гамлета. Хотя, очевидно, такое объединение и объясняется нехваткой актеров в «Театре 19», оно оказалось очень уместным. На Юрия Николаенко вообще взвалили сразу несколько ролей – он, помимо Розенкранца с Гильденстерном, еще и придворный, и могильщик.

Также по версии «Театра 19» все действующие лица чуточку не в своем уме. Полоний (Сергей Листунов) – тут какой-то интеллектуал с нездоровой страстью к подглядыванию. Он все время норовит спрятаться за ковром и подслушать чьи-то разговоры, что, как мы знаем, его и погубит. Символично, от него остались в результате только очки. Офелия (Снежана Вартанян) – маленькая наивная девочка, которую отец ставит на стул, чтобы она прочитала письмо Гамлета, как детский стишок. Лаэрт (Павел Алдошин) тоже предстает как шаловливый ребенок, который питает какие-то не совсем братские чувства к Офелии, что по временам из-за навязчивого желание подставить свое личико под поцелуй – брата ли, отца, короля – походит на нимфетку. Невменяемость Гертруды (Наталья Иванская), этой томной и чувственной женщины, проявляется уже ближе к концу постановки, когда всеобщее безумие достигает точки кипения. Горацио (Сергей Савлук) — и вовсе как блаженный, бессмысленно шатающийся по Эльсинору. Было бы закономерно на фоне этой тотальной потери рассудка сделать Гамлета единственным , кто остается в здравом уме. Но – нет, он в этом смысле не выделяется среди других персонажей.

Среди безусловных находок режиссера сцена «Мышеловки», в которой главные герои сначала изображают актеров, которые должны сыграть их самих, а потом садятся на места зрителей.

Безумно красиво поставлена финальная сцена. Смерть – это серый пиджак, который одевает каждый, кто прощается с жизнью. Так противоборство Гамлета и Лаэрта заканчивается тем, что принц датский насильно одевает своему сопернику пиджак. Вместо вина – теннисные шарики, которые в момент накала страстей разлетаются по сцене, – все это не более, чем игра, фарс. Убитые по очереди занимают каждый свой стул в глубине сцены – так финал постановки совпадает с ее началом.

Немного диковинные костюмы и оформление сцены гармонично вписывается в общую концепцию постановки.

Вместе с тем создатели «Нашего Гамлета», по-моему, слишком увлеклись визуальным впечатлением, поэтому, может, и не хватило осмысленности некоторым режиссерским решениям. В итоге спектакль воспринимается скорее как красивая иллюстрация к шекспировской трагедии, чем как самостоятельное произведение. Хотя бы потому, что без знания первоисточника не обойдешься. Без знания пьесы, если даже уразуметь ход событий в постановке, все равно остаются загадкой мотивы героев. Многое здесь как бы «за кадром», отчего выстраивается такая мозаичная картинка, в которой не нашлось место некоторым шекспировским сценам и монологам, а те, которым нашлось, звучат совсем незнакомо. Если накладывать эту картинку на канву произведения, то все как бы понятно. А иначе возникает слишком много «почему?»

В «Нашем Гамлете» же вопрос «почему?» как бы нарочно игнорируется. Недаром Игорь Ладенко даже пренебрег известнейшим «быть или не быть?». (Так в свое время поступил Орсон Уэллс, оправдываясь тем, что зритель, мол, и так знает этот монолог.) Впрочем, Ладенко не совсем пренебрег – в положенном месте Гамлет в исполнении Сергея Бабкина выходит на авансцену и как бы собирается что-то сказать, но зритель не дождется ни слова. Стоит ли это понимать так, что Гамлета в нашем мире больше не терзают сомнения?

Вместо того, чтобы предложить зрителю ответы на все эти «почему?», «Театр 19» заставляет его самого поломать голову уже над новым видением «Гамлета», так сказать, над Их Гамлетом. Или, если продолжать тему безумия, таков ли посыл, что наше время настолько поверхностное и бессмысленное, что все происходит просто так? И, таким образом, бесполезно задаваться вопросом, почему?

Так оно или нет, луганский зритель тепло принял полюбившийся ему «Театр 19», и, наверное, для многих Их Гамлет стал и своим.

Фото взято с официального сайта «Театра 19»

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 189