Мы  продолжаем серию интервью с украинскими поэтессами, авторами  Антологии  женской поэзии  “Із жертв у ліквідатори”.  Семь женщин из разных уголков Украины подняли свой голос в защиту своих прав, поделившись на страницах книги своим видением решения проблемы гендерного насилия. Автор идеи  создания Антологии  поэтесса Елена Заславская  презентовала книгу  весной в Лейпциге на книжной ярмарке и сейчас  рассказала о проекте.

-   Вы были на книжной ярмарке в Лейпциге. Какое положение украинской книги на европейском рынке? Как восприняла публика Антологию  женской поэзии  “Із жертв у ліквідатори”?

- Сейчас в Европе наблюдается всплеск интереса к Украине. Очевидно, что это связано с проведением футбольного чемпионата Евро-2012. Но этот интерес выходит за рамки футбольных тем, европейцы хотят больше знать о нашей стране, о ее культуре, быте.  Сейчас Украина находится на периферии объединенной Европы, текущие политические события подпортили имидж страны, получившей шанс на перемены к лучшему, благодаря Оранжевой революции.  Поэтому украинская литература может стать тем индикатором, который развеет одни мифы и, возможно, создаст другие. Я говорю “может стать”, потому что наведение культурных мостов требует ресурсов, на одном энтузиазме в Европу не въедешь.

Хотя в сложившемся положении есть плюсы, — невнимание власти к проблемам украинской книги заставляет и авторов  и издателей искать новые возможности и контакты, проявлять инициативу. Так что, я считаю, что будущее у украинской книги есть, и в наших силах влиять на то, каким оно будет, а не  ждать господдержки и сидеть сложа руки.

В Лейпциге я представила книги издательского проекта СТАН: “Переворот”, “Уроки вредительства, диверсии и шпионажа”  и Антологию   “Із жертв у ліквідатори”. Во время лирических чтений, в которых  также приняли участие поэтессы из Польши Жюстина Брагельска и из Белоруссии Ольга Гапеева мы коснулись вопроса “социальной составляющей творчества”.  И мне кажется, в дальнейшем,  Антология против гендерного насилия могла бы раздвинуть свои территориальные рамки и стать международной.

Книги быстро разошлись по друзьям, коллегам. Один экземпляр мне удалось подарить  критику Ирине Славинской, которая написала рецензию на поэтический сборник.

- Да, но она в своей рецензии говорит  о том, что  авторы слишком зациклены на собственных переживаниях, не выходят за пределы  “room of one’s own”. На сколько справедливы ее замечания? Насколько важны такие проекты и смогут ли они реально повлиять  на решение проблемы?

- Ее замечания справедливы.  Но у нас есть оправдание — наш сборник лишь условно можно назвать “инструкцией по ликвидации гендерного насилия”, все-таки авторы — не юристы, не правозащитники, не социальные работники, чтобы дать основательный анализ ситуации. Наша цель была вывести эту проблему из тени, сделать так, чтобы о ней заговорили. Мы избрали не такой радикальный и шокирующий способ, как Pussy Riot, не такой зрелищный, как амстердамские проститутки, но мы попытались сделать так, что бы  для нашего читателя “room of one’s own” не превращалась в “camera obscūra”.  Красная площадь, район красных фонарей или красная строка — любые площадки хороши для того что бы говорить о проблеме.

- И все-таки, насколько проблема гендерного насилия актуальна для Украины?

- Сразу замечу, что когда я говорю “гендерное насилие”,  т.е. насилие обусловленное полом,  чаще всего я имею ввиду насилие в семье, хотя проблема гораздо шире и глубже. Так уже упомянутые Pussy Riot протестовали против патриархальных устоев российского общества,  а амстердамские проститутки против торговли людьми и сексуального рабства. Но все это звенья одной цепи, которая опутывает женщин. Иногда цифры говорят лучше слов. Мне удалось найти в интернете статистику, некоторые данные я озвучу здесь:

В Украине, по данным МВД,  только за  5 месяцев 2010 года  на учете “за семейное насилие” состояло около 91 тысяча человек.  Мужчины составляют 94% лиц, которые состоят на учете за совершение насилия в семье. Лишь 6% насильственных действий совершают женщины. И в первую очередь это физическое насилие, и лишь 14 тысяч из них — психологическое.

При этом, большинстве случаев о домашнем насилии в правоохранительные органы  пострадавшие не сообщают.
- Сталкивались ли вы лично с гендерным насилием? Что нужно делать для его ликвидации?  

- В Украине более 50% населения страдали от насилия в семье в течение своей жизни,  и я не исключение.  Основа для существования гендерного насилия – незнание своих прав, неумение, а главное нежелание защищаться и бороться, это страх и экономическая зависимость. Чтобы разорвать порочный круг насилия надо приложить усилия. Но возвращаясь к Антологии скажу, что тексты, опубликованные в сборнике не так прямолинейны, они не содержать готовых рецептов, и готовых ответов, они лишь дают ключи, а ответы читатель найдет сам в   “room of one’s own”.

Для справки:

Интервью подготовлено в рамках социально-культурного проекта против гендерного насилия «Из жертв в ликвидаторы», координируемого Литературной группировкой «СТАН» и Добропольским центром молодежи «Добро» при поддержке Международного фонда «Возрождение», проекта ЕС «Права женщин и детей в Украине – коммуникационный компонент» и Правозащитного центра «Поступ».

В рамках инициативы в Украине вышла антология женской поэзии против гендерного насилия «Из жертв в ликвидаторы». Антология стала своеобразным ответом литераторов на избиения и унижения женщин публичными негодяями, сексуальное, физическое, экономическое и психологическое насилие по отношению к женщинам, и нежелание украинской власти системно решать данную проблему.

Антология «Из жертв в ликвидаторы» доступна для скачивания» на Портале новостей культуры «Давление света» по данной ссылке. Авторы и издатели приветствуют любые формы распространения данного литературного продукта как в Украине, так и за ее пределами.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 190