Я мальчишкой часто сбегал из школы, но не был тупым раздолбаем и хулиганом, просто терпкий привкус воли меня делал от счастья пьяным. Я долго бродил по парку и улицам залитым cладким сиропом Солнца, и Город свою изнанку показывал, когда я шел, щекоча шагами, его кожу – асфальт и знал –  он смеется, и время стекало вспять, и время сыпалось вверх, и было мне наплевать на всех, когда сердце вело, а ходили ноги, когда параллельно шли уроки.

Я книжки читал запоем о чудесах и героях, что бороздили миры, и пил эту жизнь насколько было возможно, но не любил портвейн «777» ни сколько, и во время осенней поры расшифровывал прожилки рун, что начертаны на падших листьях – это код наших жизней записан, разгадав его – я не умру, но я забывал, начиная другую игру…

Кончается сентябрь, как последняя сигарета, осень течет в крови, в голове, в волосах – ветер, и где-то еще шило, не разменянное на веревку и мыло, я иду по аллее, размышляя о листьях медово-медных кленовых – кто их, ну,  кто их разбросал под березами, каштанами и там, где деревьев нету? –  наверное, ветер, все это ветер, и сам не заметил, как сорвал с ветви клена у киоска охапку листьев резных, — раз, два, три, –  и бегу, как лечу на крыльях весны, той, что внутри – и пугаются голуби свино-птицы, и люди смотрят мне вслед обалдев, я раскидал острые листья, пробежался по стенам, подхватил перо, закружил пакетик пустой целлофановый, и сам не заметил, как стал теперь ветром, что сам теперь ветер…

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 810