Акунин-Чхартишвили «Аристономия». М., Захаров, 2012

«Аристономия» издана в то время, когда Акунин из коммерчески успешного беллетриста превратился в одного из интеллектуальных лидеров российского протестного движения. Очевидно, писатель решил таким образом объясниться с читателями: за какие собственно идеалы он пошел на баррикады? Поэтому впервые он «разоблачил» свой псевдоним, подписавшись Акунин-Чхартишвили, подчеркивая, что мысли изложенные в книги особенно близки автору. Характерно, также то, что книга вышла в «родном» издательстве Захаров, с которого начался звездный путь Акунина.

Новый роман Акунина написан в неожиданном для современности жанре романа идей, где большинство персонажей олицетворяют собою тот и иной интеллектуальный концепт. Одновременно художественная часть перемежается философскими ставками. Однако автор приключений Эраста Фандорина не был бы самим собою, если бы допустил, чтобы читатель хоть на минуту заскучал — действие романа развивается по всем законам экшена. Если хотите прочесть новый роман Акунина — можете пропускать философские отступления, если хотите понять суть замысла Чхартишвили — читайте все без купюр.

В основе романа идея о возможности построения общества, в котором каждый человек смог бы максимально раскрыть заложенный в него изначально Дар — неважно литературный это талант или сапожнический. Но возникнуть такое общество может только при накоплении социумом определенного Качества — которое автор и назвал «аристономией». Аристономия —  это закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции. Аристономия тесно связана с понятием личного достоинства человека, его стремлению следовать в любых ситуациях этическим нормам. Только будучи человеком чести, можно раскрыть свой дар.

В принципе эти идеи можно назвать сквозными для творчества Акунина. Эраст Фандорин — типичный аристоном. Его противники зачастую более изощрены, чем московский сыщик, но лишены чести, и потому проигрывают Фандорину, раз и навсегда подчинившего свою жизнь строгим этическим нормам.

Главный герой «Аристономии» интеллигентный сирота Антон Клобуков, оказался в хаосе революции и гражданской войны. Выжить в нем ему помогает именно развитое чувство достоинства, хотя весь окружающий обезумевший мир просто вопиет о том, что больше никаких норм не существует и все дозволено. Впрочем дается Клобукову все это не очень легко — он взыскивает правды, пытаясь найти ориентир в кровавом беспорядке, испытывая каждый раз глубокое разочарование. Белые, красные, эмиграция, возвращение в Россию, снова белые, красные. В финале герой остается у разбитого корыта — одному человеку, пусть даже и самому прекрасному, не спасти, не переделать обезумевшую страну. Однако остаются его идеи о наилучшем устройстве общества, которые он на закате жизни и оформляет в трактат, выдержками из которого перемежается жизнеописание Клобукова.

Акунин постулирует — да, это наивно, да, это интеллигентская утопия, но альтернативой стремления к улучшению человечества всегда будет мрак и погружение в бездну. Попытаться упорядочить собственную жизнь, подчинить ее нравственному закону — для русского человека это уже большое достижение. Этим Акунин и объясняет свою нынешнюю гражданскую позицию — возможно, оппозиция не права, а ее вожди не лучше тех, кто сидит в Кремле, но на этом основании попирать свои принципы и поддерживать преступную власть для человека чести невозможно. Иначе будешь чувствовать себя всю жизнь насекомым.

Как всегда в романе масса литературных аллюзий от бабелевской «Конармии» до «Острова Крым» Аксенова, тонких цитат и изящных бон мо. («Все российские беды происходят из-за лукавого произношения: пишут «порядок» – прононсируют «парядак», зато в слове «бардак», уж будьте уверены, в произношении не ошибутся »).

Впрочем есть и ложка дегтя. Далеко не со всеми историческими построениями Акунина можно безоговорочно согласится. Например, сочувствуя «либеральной команде» февральских революционеров, писатель выдает желаемое за действительное изображая их одними из главных жертв революции. На самом деле «февралисты» оказались политической группой наиболее благополучно проскочившей катаклизм 1917 и благополучно дожившей век в эмиграции ( например, Керенский умер в 1970).

Но это уже стилистические тонкости. Акунин написал новую хорошую книжку, которую стоит прочесть. За сим и откланяемся.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 741