Мне все равны, мне всё равно.
Коньяк, шампанское, вино.
Июль, октябрь, год, февраль.
Мне все равны, мне всех не жаль.

И вьюги безымянный след.
И дверь, оглохшая в обед.
Ресницы в туши, наконец.
Приходит ночь — для всех сердец.

Приходят дни, когда не ждешь.
И голоса хрустальный нож
уже не ранит. Не дрожит,
не подчиняется гранит.

Лишь на болоте жгут огни.
Уходят дни. Приходят дни.

___________________________________

Люди с раскаянья смотрят, как валуны.
Люди с похмелья — древние письмена.
Смотришь направо — нет ли моей вины?
Смотришь налево — есть ли вообще вина?

Стоишь в результате, как Буриданов столб
(осел без контекста лишь увлеченно выл).
Любой предающий, сколько бы он ни шел,
доходит всегда до точки, с которой сплыл.

Доходит всегда до ручки, до алтаря,
до пострижения в жалобу / в монастырь.
……………………………………………………
Люди, предавшие, вечные, как заря.
Люди, простившие, нежные, как утиль.
GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 902