Как фотограф, Ольга Бодрухина известна тем, что путешествует далеко и много, а снимает мало и, непременно на всякое г…  - вроде китайских телефонов на две симки и с TV, и прочие полуторапиксельные даггеротипы.

Вот и в этот раз, проезжая по самой высокогорной мототрассе Земли  — Кардунгле, по пути из Леха (столицы гималайского княжества Ладакх, штат Джамму и Кашмир) поиметь хоть какие-то фотоулики присутствия на крыше мира удалось лишь благодаря испанско-австралийской сладкой парочке, всю дорогу (18 часов) занимавшуюся в трусящемся автобусе активным петтингом, и, так и не придумавшую, как в этом деле можно использовать кэноновскую мыльницу. Вообщем, мыльницу (о,да!) отдали на растерзание мне. И, пока на протяжении всего пути автобус одним колесом чесал десну распахнутой пропасти, а другим пытался зацепиться за наезжающую на дорогу скалу, мы клювом не щелкали, а щелкали затвором кэнона.

    

Зто занятие очень помогало заглушить в голове голос  инстинкта задосохранения, нашептывающего, что трасса – одна из самых опасных и непредсказуемых в мире. Как раз накануне выезда в Лех, неподалеку от пункта отправления (Манали) за несколько часов в одном месте выпала полугодовая норма осадков (таки сезон дождей!). Отчего дорогу сверху подмяло, а снизу – подмыло, и она рухнула в горную реку, унеся за собой жизни трех человек, домики и магазинчики на ней расположенные. А впереди, по пути следования, как раз сошел сель (вроде горного оползня).

Дороги в Ладакх открыты с конца мая и до конца октября. Трассу строят постоянно, начиная с весны – после того, как какой-то ее процент неизменно оказывается смытым тающими ледниками  ее снова воссоздают человеческо-кирковым методом, плюс техника вроде экскалаторов, на первый взгляд, в таких местах немыслимая.  Вообщем, где-то дорога уже построена, а где-то она просто есть… По пути приходится переезжать многочисленные реки и водопады – воды по самые окна: заодно и помылись.

   

На протяжении всего пути до/из Леха попадаются  ночлежки – около 3-4 долларов за ночь в палатке — для мотоциклистов, велосипедистов (это вообще герои), автостопщиков и просто «шатунов». Часто бывает, что название того или иного пункта начинает попадаться тебе  с периодичностью в 3-5 км – начиная с двухсот  километров от его месторасположения. И так – 180, 159, 90, 86, 82, 78, ….12, 7,3 – а, когда пребываешь к столь распиаренному месту, оказывается, что там – маленькая военная база, блокпост, либо несколько туристических палаток и с пяток шатров, в которых тибетцы делают чай с молоком и «чоуминь» – домашнюю лапшу.  Населенные пункты здесь – это просто отметки на карте…

 

Еще оказалось, что Рерих был абсолютно нормальным человеком, более того, художником-реалистом, ничего такого не употреблямши – горы действительно разноцветные. Больше всего поразили те, которые  стояли уже на подъезде к Леху – в красно-зеленую полоску – так контрастно в них оксиды минералов и железа сгруппировались.

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

Гималаи – не просто самые молодые горы, они – горы-дети. Одни , воспитанные — в шапках, другие – без, показывают языки и зубы, сбегают вниз ручьями каменной пыли.  Кроме того, Гималаи источники всей мировой архитектуры, прежде всего, оккультной  – здесь можно увидеть и прототипы буддистских ступ и православных куполов, шпили мечетей, раскидистые крыши пагод, массивы ацтекских пирамид и джайнистских святилищ.

 

Лех – это такое место, где живут тибетцы, 80 процентов которых – ладаки – особая нация со своим языком и ответвлением буддизма. В городе куча монастырей, усеивающих скалы, высящиеся над равниной города наподобие ласточкиных гнезд. Центральное место среди них занимает  бывший дворец правителей Ладакха, ныне активно реставрируемый и принимающих туристов за дэньги (вход для иностранцев — 2 доллара). Он — копия дворца Потала в столице Тибета Лхасе, да и построены оба дворца приблизительно в одно время.

 

Также здесь стоит мечеть – привет от кашмирских братьев. Хинду здесь всего несколько процентов. Зато русских туристов, как и везде, более чем.  Обычно, большинство из них дней через три спускаются узад, то есть, в низ – с горной болезнью вплоть до галлюцинаций, отягощенной заботливо привезенной великой отечественной водакой. Все-таки, это вам не праздник родного села — почти четыре тысячи метров над уровнем вседозволенности.

 

Бороться с «горнянкой» помогает хвойник, она же – кузьмичова трава, она же — эфедра, которая там растет везде, и, в случае необходимости, собирается, высушивается и заваривается как чай, и, за которую у нас (UA, Rus) – уголовная ответственность. Но, вот парадокс, — раскрыть легкие и нормализовать давление на высоте помогает получше, чем УК.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Основной туристический маркет в Лехе– здесь продают туры – пешие, мото- и джип-туры по окрестностям. На что смотреть? Слияния рек, водопады, озера, вершины, снова таки,  монастыри, в которых обычно холодно, мрачно и пахнет жутким тибетским ладаном.  Основные сувениры из этих мест: чудовищные, ярко разукрашенные маски гневных божеств, кашмирские шали, изделия из шерсти яка, ячий сыр и, конечно, бирюза,  95 процентов которой — подделка. Сказать с уверенностью, что она настоящая, можно сказать только о бирюзе на крыльях бабочек…

 

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 864