Иногда меня охватывает апатия, и я начинаю думать —  зачем это все: концерты, пресс-релизы, выставки, книги, раздача брелоков и футболок, перепосты в ФБ, что это меняет, как это может помочь смертельно больному, умирающему человеку? Да, никак. А таблетированный морфин помог бы. Только в Украине он не разрешен. Да и те лекарства, которые купируют хронические боли у неизлечимых больных не всегда доступны. Особенно это касается людей, умирающих дома, а не в больницах и хосписах.

В Украине проблемы умирающих больных и обезбаливания, как-бы не существует. Она вынесена за рамки внимания мас-медиа, кино. В американських сериалах эта тема поднимается довольно часто — «Хаус», «Во все тяжкие», даже в «Безумцах» одна из проходных героинь, больная раком, говорит о своих чувствах: я как будто тону и зову на помощь, но меня никто не слышит, но потом силы уходят и надежда тоже.

Я столкнулась со странным мнением: обезболивая  приближаешь уход. Даже если так, думается мне, то не лучше ли уйти не зверем ничего не видящим кроме боли, а человеком с ясным сознанием.

А ведь эта проблема касается всех. Заболеть раком в течение жизни в Украине рискует каждый третий мужчина и каждая пятая женщина. Ежедневно от рака умирают 239 человек, или 10 человек — каждый час.

Об этом можно много писать, но достаточно увидеть один раз эту пытку, и ужас останется в памяти навсегда. Поэтому я и участвую в таких кампаниях как Анастезия, STOPБіль, чтобы хоть словом, хоть каплей, изменить существующий порядок.

Чтобы добиться легализации перорального морфина в Индии, потребовалось около 20 лет, а сколько времени потребуется Украине?

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 2 061