Александр Шмаль

Александр Шмаль

На первый взгляд, Культурная карта театрального Луганска очень проста: три академических театра, театры-студии, народные и самодеятельные коллективы. Но, пытаясь найти ресурсы для развития, инновации в театральном искусстве, ряд экспертов называли одно и то же имя: «Александр Шмаль». Нам удалось побеседовать с Александром Николаевичем, и ответы на многие интересующие нас вопросы были весьма неожиданными.

Как бы Вы определили то, что происходит  в театральной жизни Луганска?

Думаю, я сейчас выключен из театральной жизни Луганска, поэтому мне трудно что-то определить. Впрочем, не думаю, что луганским театрам интересно, что я о ней думаю. Забегая вперед, могу сказать, что между нашим проектом и репертуарными театрами нет конкуренции, потому что нет ничего общего. Ни единой точки соприкосновения.

Что нужно, чтобы театр процветал – как материально(нужно ли это?), так и в разрезе развития театрального искусства в целом?

 

Чтобы театр процветал, нужно определиться с его главной задачей: либо это работа на публику, на кассу, на школьную программу с вытекающими из этого обстоятельства массовыми культпоходами школьников в театр, либо это следование традициям гораздо более глубоким, чем те, которые держит перед собой как щит репертуарный театр.

Расскажите о проектах  ЭЛС, Арт&Гарт, «Art’O». Их задачах, успехах, судьбе.

О наших проектах надо начинать издалека. ЭЛС — Экспериментальная Любительская Студия Северодонецкого института азотной промышленности. Театр в подвале, вернее, в 2-х подвалах: началось все в Малой Бильярдной, где весной 1980 года мы сыграли знаменитую «Картотеку» Тадеуша Ружевича. Это было очень сильное начало. Потом была Большая Бильярдная. Там выделялся спектакль «Мастер и Маргарита». Когда подвалы у нас отобрали, я поступил в ЛГИТМиК. На этом любительское детство завершилось. В институте были два этапа: на первом мастер курса профессор Мар Владимирович Сулимов произнес фразу: «Только Шмаль понимает, зачем мы здесь собрались». На втором он же разочаровался во мне из-за тяготения к авангарду, Гротовскому с его тренингом, А.А. Рессеру, М. Бежару и йоге… После ухода из ЛГИТМиКа — по собственному желанию, вопреки множеству слухов! — я поступил заново в Харьковский институт культуры и искусств на курс режиссеров драмы А.С. Барсегяна. После 3-го курса попал во Вроцлав, в Центр Гротовского, в международный проект «Элиаш» Мартина Бубера в постановке Мирослава Коцура.После работы в нескольких театрах России, в 1993 г., как писали газеты, в одиночку, я создавал Северодонецкий театр драмы. Три важных спектакля были там поставлены: «И на Нирвану капает свеча… «, «Гамлет есть Гамлет есть Гамлет» и рок-опера «Нарцисс» . Важнее спектаклей были тренинги, которые заложили фундамент до-экспрессивного комплекса авторской экспериментальной программы «Мастерство актера»… Затем были спектакли в нескольких театрах Украины и работа на телевидении на Крайнем Севере… В 2003 году я набрал актерский курс в Луганском институте культуры и искусств, на основе которого весной 2004-го года была создана Театральная Мастерская Art&Гарт. Этот проект начался с теперь уже легендарного спектакля «godo» (название пишется именно так) по пьесе С. Беккета. В этом спектакле наконец-то воплотилась программа до-экспрессивной практики, что, собственно, и дало результат. Через год мы сняли фильм «Sтрах off!», в котором исследуется процесс становления личности и актера под руководством чрезвычайно квалифицированных специалистов. А после этого весь комплекс до-экспрессивной практики был включен в программу ТМ Art&Гарт  ( http://artandgart.com/ ). Мы получили ошеломляющие результаты. Но этому посвящена монография «Феномен актера объективного искусства», написанная мной в соавторстве с доктором философии О. Малаховой, которая должна увидеть свет уже этой весной. Art’O — разовый и непродолжительный коммерческий проект, к которому я имел достаточно косвенное отношение.

Гамлет есть Гамлет есть Гамлет
Гамлет есть Гамлет есть Гамлет

 

 

Где можно увидеть спектакли? есть ли действующий репертуар?

 

Нет, конечно. Нас вообще нет. Но есть команда: инструкторы до-экспрессивной практики, актеры, режиссер. композитор, сценограф, драматург. Вот из-за этой безтерриториальности мне и трудно что-то комментировать. Ах, да. Наш проект оддерживают министр культуры, председатель НСТДУ, директор (теперь уже бывший) Центра Курбаса, начальник Закарпатского управления культуры. Мое большое интервью вышло в газете «Высокий замок» в Ужгороде… Есть приглашения на гастроли в Европу. Но и они — реакция на видео godo. Увы, этого мало. Нет денег. И эти два слова перевешивают все остальное.

 

Страсти по Апокалипсису
Страсти по Апокалипсису

В этом году особо ярко разгорелась дискуссия между сторонниками репертуарного театра и приверженцами новой драмы. Какова Ваша позиция?

 

Странно, я ничего не знаю об этой дискуссии. Что же до «новой драмы», то замечу, что читать лекции по «Теории драмы» решительно невозможно. Старые дефиниции извлекаются из небытия и получают новые трактовки. «Новая драма» бурного финиша XIX века — антипод битого молью «академизма», дань бурному развитию техники и новой же философии жизни. Появилась «новая «новая драма». Теряюсь в догадках: это о чем? Если это вербатим — то мы не в теме. Если о многочисленных братьях, то там случаются перлы. Но, видимо, я слишком затерялся в арьергарде, чтобы оценивать из-за спин блефующих мэтров и санти-мэтров. Но бывает и так (не помню, чье): «Пока Вознесенский и Евтушенко решали, кто из них лучше, лучшим оказался Высоцкий».
Как Вы определяете свой режиссерский стиль? Кого считаете своими учителями?

Стиль — «величина» переменная. А направление, которое я исповедую, неизменно: Театр Объективного Искусства. Но и тут трудности перевода вечного в суетное: оно равноудалено и от искусства субъективного, и от новомодного ОБЪЕКТивного искусства, или искусства ОБЪЕКТА. Автором дефиниции «Объективное Искусство» был Г. Гурджиев. К нему близки определения Т. Элиота и К. Юнга. В Объективном искусстве роль режиссера двояка: он — генератор зрелища, доступного, как правило, сколько-нибудь активному глазу и недоступное пассивному воображению. Чтобы зрелище это воплотить, режиссеру нужен феноменальный актер. В данном случае «феномен» — не фигура речи, а совершенно объективное и реальное явление, крайне редкое ввиду своей уникальной природы. Выявить такого актера и раскрыть в нем божественный феномен призвана команда инструкторов высочайшей квалификации и духовности. А лидер проекта вырабатывает стратегию, философию, технологию работы с актером-феноменом. Во всех редких случаях воплощения идеи Театра Объективного Искусства лидером проекта становился режиссер (или уникальный актер): Курбас, Мих. Чехов, Станиславский, Брук, Гротовский, Барба… Редкие исключения — Р. Штейнер, А. Арто, Г. Гурджиев.

Какие самые актуальные проблемы театра на сегодняшний день?

И тут я не в теме. То, что актуально для нашей команды, для театров «традиции» — «галиматья» и «бред». Они идут в ногу со зрителем и кассой. Актуально то, что «видно, слышно и понятно». Как выразился один очень народный артист, режиссер должен смотреть выше головы, а не ниже пояса. Он, правда, не уточнил, насколько выше. Не вижу и пары глаз, устремленных к Богу. Впрочем, мало кто знает, куда устремлять. Не зная точки сборки, из узлов и деталей Bentley собирают «Запорожец» с хохлом (чуб такой).
Ваши пожелания    театрам, режиссерам, актерам, зрителям.

Вы заметили, что я избегаю ритуальной заданности пышных словес 27 марта, чтобы не лицемерить, не врать и не провоцировать ответного: «И тебе не хворать».

Насколько элитарным, на Ваш взгляд, должно быть театральное искусство?

Театр Объективного Искусства делают элитарным его оппоненты и антиподы. Но если кто-то исповедует верность традициям и МАССОВОМУ зрителю, то какой антоним «элитарности» напрашивается сам собой? Комизм ситуации в том, что Объективное Искусство не состоит в конфронтации с Субъективным. Чего не скажешь о апологетах субъективного искусства. Для них объективные островки экстерриториальности в искусстве как кость в горле. Обобщение, конечно, условное. Фаина Георгиевна Раневская, Анатолий Васильевич Эфрос, Ростислав Янович Плятт, Владимир Семенович Высоцкий, в значительной степени Евгений Багратионович Вахтангов, Всеволод Эмильевич Мейерхольд — гении как раз субъективного искусства. Или, как в анекдоте, просто не доисследованы. Скажем, Вахтангов и Высоцкий точно тяготели к учениям, которые ближе к Объективному Искусству.

оргия
оргия
Какие объекты на культурной карте Луганска, на Ваш взгляд, в наибольшей степени требуют реконструкции? 

На карте Луганска самый не реконструированный объект- человек.

godo

Хармс

Для справки:

Культурная карта Луганска – это исследовательский проект, направленный на проведение анализа ситуации и выявление перспективных направлений развития культуры в Луганском регионе. В рамках этого проекта осуществляется анкетирования представителей различных аудиторий и проведение фокус-групп при участии менеджеров культуры из Украины, Европы и Мира.

Среди ожидаемых результатов проекта:

-  организация работы между различными аудиториями, принимающими участие в культурном процессе;

- выявление возможностей и потребностей участников культурного процесса;

- разработка рекомендаций для улучшения работы государственных органов в сфере культуры;

- предоставление актуальной информации о существующих субъектах культурной жизни Луганска;

- усиление участия общественности в принятии решений и выработке культурной стратегии Луганска.

Инициатива по созданию культурной карты Луганска реализуется Литературной группировкой «СТАН» (Луганск) совместно с Центром культурного менеджмента (Львов) и ОУНБ имени М.Горького (Луганск) при поддержке Европейского культурного фонда (Амстердам), Луганского областного центра поддержки молодежных инициатив и социальных исследований, Управления по делам семьи, молодежи и спорта Луганской областной госадминистрации.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 273