Журналист «Давления света» побывал в краткой звездной командировке

 

1. Надо сказать, что космос сейчас переживает не лучшие времена. О нем мало мечтают, в него мало стремятся, геостационарная орбита спутников мобильной связи – вот и весь его низкий покосившийся потолок, такой, что космический человек будущего и коммунизма, каким его воображал Циолковский, не сможет даже хорошенько выпрямить спину – упрется макушкой.

Если подходить ко всему с меркой антропоморфизма, то не меньше сотни миллиардов кубических световых лет окрестной Вселенной (я никогда не встречал такой меры объема – в кубический световой год, но ее вполне уместно выдумать) должны терзаться и плакать, лишившись внимания человечества, украшаться легкими белилами взрывов сверхновых и румянами «Далеких Радуг», надеясь снова стать привлекательными и кружить голову заскучавшему любовнику… Но нет, Вселенная безграмотна, она не училась в школе и об антропоморфизме ничего не слышала. Поэтому она не расстроилась, лишившись внимания – она поступила жестче: даже существования «человечества» не заметила.

Для нас же, пока что, «космическая эра» — это прошлый век… потому что в будущем веке ничего по-настоящему Космического человечеству не светит.

Но так же автономно, как космос, существуют прямо на поверхности Земли его филиалы – планетарии.

 

2. Сотрудники Харьковского планетария отмечают, что сегодняшние школьники не всегда могут понять смысл похода на звездный сеанс. «Насильно», т.е. организованно, сегодня никого из школы не водят, а если учителя предлагают посетить сие развивающее мероприятие добровольно, многие производят в уме нехитрый пересчет цены билета — 15 грн – в сигаретно-пивном эквиваленте… И чаще решают, что нерентабельно. Те же, кто уже посещал лекции в планетарии, на второе приглашение удивляются: а зачем, мы же там уже ВСЕ видели?..

Поверхностное восприятие бесконечности, — очень современная «язва общества».

Зал Харьковского планетария рождает славные ассоциации – ведь он в точности воспроизводит зал «Звездного городка» под Москвой, где советские космонавты перед выходом за пределы земли учились ориентироваться в пространстве без верха и низа, где нет других ориентиров, кроме бездонной небесной сферы. К этой сфере привязывалась сетка координат, и нужно было уметь быстро и безошибочно определить курс корабля по звездам – и не на плоскости моря, а в трехмерной пустоте.

Проектор планетария позволяет создавать удивительные эффекты. Лекция начинается с того, что мы видим вокруг себя панораму вечернего Харькова. На западе, как положено, садится Солнце. Небо постепенно темнеет, — и на нем постепенно проступают звезды; такие яркие и щедрые, которых в настоящем городском небе вряд ли увидишь, — воздух не тот. Экскурсия по небу ведется вживую, она привязана к текущему моменту времени, лектор отмечает самые интересные на данный момент объекты для наблюдения, вращение зимнего и летнего небосвода.

Есть в планетарии и телескоп. Только много ли ясных ночей вы вспомните в эту зиму? Но посетители как-то не отдают себе в этом отчета, и могут требовать «А в телескоп посмотреть?», даже если небо затянуто облаками и на дворе стоит день. Решили их не разочаровывать: сконструировали на нижнем этаже специальный 3D телескоп, наблюдения в который почти неотличимы от настоящих.

С настоящим же телескопом хорошо умеют обращаться члены астрономического кружка, который ведет астроном Владимир Кажанов. В 90-е годы он сам занимался в этом кружке, теперь воспитывает любознательных детей, многие из которых пишут научные работы в рамках Малой Академии наук.

 

3. Недавно Валентину Терешкову спросили: а вы хотели бы полететь на Марс? Она ответила: да, даже с билетом в один конец. Она – человек другой эпохи, жившей другими масштабами. Но в планетарии можно вспомнить о том, что каждый человек – тоже может стать филиалом космоса.

 

 

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 640