24 апреля состоялась презентация уникального социокультурного исследования «Культурная карта Луганска». Проведением его занималась общественная организация СТАН. Параллельно процесс создания культурных карт проходил еще в шести городах Украины- Днепропетровске, Одессе, Херсоне, Николаеве, Мелитополе и Луцке. Все города разные – по географии, менталитету жителей, с разными проблемами и разным уровнем культурной жизни. Тем интереснее было обобщить некий совместный опыт и сделать из него полезные выводы для нашего города.

(С текстом карты и методикой ее составления можно познакомиться на сайте «Давление света».)

Стартовал проект в Украине по инициативе Центра культурного менеджмента во Львове, поддержанного Европейским культурным фондом. Специалисты Центра решили создать Культурную карту Львова. Стереотипно воспринимать Львов, как древний и высококультурный город, в котором нет проблем в плане гуманитарных традиций. В процессе работы коллеги выяснили, что проблем во Львове оказалось достаточно. Например, любопытно узнать, что существуют два Львова – один, кипящий событиями, который хорошо знаком всем туристам, и «остальной» Львов, жителям которого сложно приобщится к культурному богатству, сосредоточенному на одном пятачке в центре, из-за того, что туда трудно добираться из других районов города. В итоге перед «містом Лева» стоит вполне реальный вызов – децентрализировать культурную жизнь, «приблизить» культурное многообразие к рядовому горожанину.

Директор Центра культурного менеджмента Ольга Коцкая так описывает основную задачу Культурной карты города: «Часто когда люди слышат про культурные карты, они ждут, что это будет либо географическая карта с нанесенными на нее учреждениями культуры, либо сложное академическое исследование.Частично в этом что-то есть, но в целом это не так. Культурная карта — процесс сбора и анализа информации осуществующих культурных ресурсах, связях и их использования в жизни города. Работа идет в трех направлениях – с одной стороны изучается, какие культурные продукты и сервисы предлагаются жителям города, с другой – чего хотят жители, чего им не хватает, насколько предложение соответствует спросу, и третье направление – это среда, в которой происходит культурная жизнь – то есть, как взаимодействуют первые два пункта, достаточно ли информации и все ли возможности использованы».

Именно это и есть главный смысл создания культурных карт – узнать реальные культурные потребности жителей города, тенденции развития культурнойжизни и вызовы, стоящие перед нею. А затем на базе исследования инициировать диалог между властью, деятелями культуры и громадой для выработки совместной стратегии развития. Главный эксперт проекта Линда Кнудсен МакАусленд считает: «Культурное картирование – это шаг к разработке стратегии развития культуры. Совместное видение ситуации заставляет громаду думать, куда она хочет идти. Важнейшим итогом проекта является не только сам факт публикаций, но и то, что представители культурной сферы города начали коммуникацию между собою»

Разумеется, в украинских реалиях подобная цель выглядит несколько наивно (методика картирования взята из опыта канадского самоуправления – программа Creative Cities Canada), у чиновников на все ответ один — «нет денег», деятели культуры погружены в свой мир, а обывателям всё, в общем-то, до лампочки. Однако, по сути, другого пути нет – альтернативой диалогу является только стагнация, которые все видят и из-за  которой все плюются. Можно сколько угодно повторять заклинания о духовности, но культуры от этого не прибавится.

В Луганске можно часто услышать о том, что это гиблое место, в котором нет ничего интересного, другие, напротив, с агрессивностью отстаивают местную «самобытность», третьи – беспрерывно что-то делают, но не ощущают глобальных перемен. Все это упирается в такую штуку, как кризис идентичности. Большую часть своего существования Луганск был индустриальным центром, и культура в нем была «приложением» к производству, вокруг которого вертелась вся городская жизнь. Сегодня индустрия в Луганске умерла, и городу нужен новый облик. Культура может стать тем фактором, который вдохнет новую жизнь в его сердце. Характерно, что ровно с такими же проблемами столкнулись и коллеги из Николаева, бывшего «города корабелов», где закрыта большая часть верфей. Они тоже ищут новое лицо своего города.

Один из путей выхода из тупика, который предлагает команда Культурной карты – развитие индустриального туризма. Пустые коробки закрытых заводов могут быть преобразованы в арт-объекты – галереи, культурные центры. Это не утопия, это естественный путь развития деиндустриализованных зон – можно привести в пример немецкий Рура или более близкую Ригу. Уже давно там идет процесс ревитализации – буквально возвращения к жизни  - заброшенных индустриальных объектов, которые превращаются в источники доходов от туристического бизнеса. Есть успешный пример и в Украине – арт-центр «Изоляция» в Донецке, созданный на закрытой шахте.

Этот подход не является идеалистическим мечтанием, оторванных от жизни «деятелей искусства», а самым, что ни на есть прагматическим. Кто-то делает бизнес на древних замках, а у нас под носом ржавеет и распадается наша собственная история, которая при правильной подаче может стать интересной очень для многих. (Из личного – как-то общался со шведским гражданином, который просто мечтает побывать в Донбассе, чтобы увидеть наши терриконы и заводы). Пока власть делает робкие шаги в правильном направлении в виде «ночей индустриальной культуры», но без учета европейского опыта (в том числе по привлечению инвестиций в ревитализацию) путь этот грозит быть слишком извилистым и долгим.

Еще один важный аспект, объединяющий многие города, участвовавших в картировании – недовольство жителей нынешним обустройством городского пространства. Все хотят, чтобы город был домом, а не «клеткой с лабиринтом», как говорил герой одного хорошего фильма. По данным исследования «Культурной карты Луганска» — одним из самых любимых мест для прогулок у луганчан является старый центр города. Сейчас городская власть собирается его реконструировать. Что с историческим центром произойдет после реконструкции — можно только гадать. Поэтому необходим общественный контроль над этим процессом (СТАН уже подключился к коалиции общественных организаций, стремящихся демократизировать процесс реконструкции). Громада обязана знать о планах городского руководства, а мэрии, в свою очередь, неплохо было бы познакомиться с уже существующими проектами луганских художников, которые готовы помочь не только сохранить аутентику старого центра, но и внести в него элементы современного искусства.

Одновременно, общегородским жупелом, по данным соцопроса в рамках «Культурной карты», оказался Каменнобродский район, ассоциирующийся у респондентов с бандитизмом и отсутствием коммуникаций. Это, конечно, стереотип, но, и местные жители согласятся, имеющий почву для существования. Исправление имиджа старейшего района города также может основываться на опыте децентрализации культурной жизни, которую практикуют в европейских городах. Если в Камброде не происходит ничего интересного для городской жизни, то он так и останется в глазах жителей других районов «темным пятном».

В очередной раз, предположу, что рекомендации авторов «Культурной карты» будут восприняты как идеализм (представляю шквал острот в блогах на тему «становцы несут культуру в Камброд»). Напротив, нам кажется, что предлагаемые в «Культурной карте» вещи являются самыми что ни есть практическими. Проблема в том, что мы, луганчане (как те, кто смотрит телевизор, так и те, кого в нем показывают), по инерции продолжаем считать свой город культурной провинцией. Это «у них там во львовах» культура, а мы тут на заводах вкалываем. А на самом деле давно уже не вкалываем, заводы-то почти все закрыты, а вот потенциал для культурного развития у нас есть. А провинция – это понятие вообще из 19 века, когда письма из одного города в другой доставлял ямщик, смешное в эпоху интернета. «Провинция» – это оправдание собственной лени, инертности и сопротивления переменам, не более.

Луганск – город не плохой и не хороший, он такой, какой есть. Травмированный процессом деиндустриализации, дезориентированный распадом СССР, но в тоже время имеющий свою славную историю, свою мифологию, и, да, представьте себе, богатую культурную жизнь. Цель «Культурной карты» — объяснить Луганск окружающему миру (поэтому текст намеренно написан именно на украинском и английском), но, прежде всего, внушить городу веру в себя.

Источник: Восточный вариант.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 436