Я верю в знаки, в совпадения и в случайные встречи. Вернее в то, что случайная встреча может получить неожиданное продолжение. Но прочь предисловия.
11 сентября поездом Луганск-Киев, я отправляюсь на 20-й, юбилейный Форум издателей. К нам в вагон подсаживаются два колоритных человека, чистые типажи: молодой юноша — стройный, атлетического телосложения, в наколках и без передних зубов, его спутник – такой же беззубый, пожилой, с глубокими морщинами на пролетарском лице, рабочими ладонями и характерными жестами из разряда «пальцы веером». Сначала мне подумалось, что эти двое возвращаются домой из мест не столь отдаленных. Но путь в столицу не близок, познакомились, разговорились. Попутчики оказались шахтерами. Позже к разговору присоединился геолог из соседнего купе. «Что ты делаешь для моей Украины?», — интересовался шахтер Григорович у геолога? «Почему мы так плохо живем?» — недоумевал он? «Почему нас не уважают?», — задавался он риторическим вопросом. И не получая желаемых и понятных ответов пускался в длинные и путанные рассказы о том, как это когда 20 лет каждый день на 1 км в глубину, а потом на 5 км в сторону, когда эта масса над головой готова обрушиться и «схлопнуть» как муху в один миг, и когда каждый день, как последний.
Когда я работала в информационном агентстве, наше агентство еженедельно получало рассылку от Госнадзорохрантруда с печальными известиями о состоянии дел на шахтах области: «погиб», «покалечился», «обгорел», — слишком часто было написано в этих сводках. Действительно, по официальной статистике за каждым добытым миллионом тонн угля стоят две загубленные шахтерские жизни, и около пятидесяти обгоревших, покалеченных и раненных шахтеров.
С нашими попутчиками мы попрощались в Киеве, и как пел Макаревич, «каждый пошел своею дорогой, а поезд пошел своей». Уже во Львове, я побывала в ресторации «Сало» на презентации гоп-арта, картин изображающих гопников, и снова вспомнила своих соседей по купе.
Один из идеологов гоп-арта и лидер объединения СВХ (союза вольных художников «Воля або Смерть») Ваня Семесюк на сайте Бактерии так охарактеризовал деятельность своего объединения: «Чи не вперше за останні роки, результатом діяльності художників в Україні стала реальна, а не притягнута за вуха, соціальна реакція конкретних верств конкретного народу на психічну та фізичну активність арт-середовища. Окрім тонко налаштованого (чи такого, що вдає налаштованість) галерейно-музейного глядача, СВХ має глядача з реальності – звичайну людину, з усіма відповідними наслідками. …Не псевдо-інтелектуала в шарфику, не політизованого мухомора, а просто людину як таку — співвітчизника, в широкому сенсі цього слова».
Что же предлагают вольные художники соотечественникам? Снова слово Семисюку: «…перше українське видання “Жлобології” – альбому, навіть підручника, котрий увібрав в себе, окрім ілюстративно-художнього матеріалу накопиченого фактично з 2005-го року, ще й цікавий публіцистичний, літературний продукт.» (Издательство «Наш формат». Цена 198 грн.).
А для привлечения внимания к продукту, была проведена пиар-акция, во Львове перед Дворцом искусств установили клетку с гопниками. Треники, кепочки, мусор и семки — прилагались.
Возвращаясь мысленно к образам моих попутчиков-шахтеров, могу сказать, что они четко попадали под определение гопников. Предлагаемое организаторами выставки определение гласило, что это явление, которое характеризуется проникновением криминальных привычек в рабочую среду. Таким образом, именно рабочие и пролетарии стали мишенью наших творцов и борцов с «підсохлими кучугурами пострадянського калу».
Приходим к некому противоречию. Как на писала блогер ninaofterdingen, так же высказавшаяся на тему Жлобологии, вместо прорыва к реальному соотечественнику получился арт-продукт, удовлетворяющий вкусам тех самых представителей арт-среды, от которых так открещивался Семесюк. Этот результат, очевидно, нравится авторам, но как попытка найти контакт со своим собственным народом это явный эпик фэйл.
Отдельно хочется сказать об инициаторе проекта «Жлобология» Антоне Мухарском. Этот широко известный апостол Тайда сейчас усиленно формирует себе новое лицо, как исполнитель песен фашистского содержания Орест Лютый. отвечая на мой вопрос, что такое жлобство, ответил, что жлобство – это русский язык в Украине. Какую же альтернативу предлагает он нам, украинцам, говорящим на русском языке? — Экстремальную прозу о том, как журналиста Олеся Бузину насилуют неестественным способом! Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Мне бы не хотелось, чтобы меня считали адвокатом гопничества и жлобства, но если европейский выбор у нашей элиты и богемы сочетается с откровенным презрением к «униженным и оскорбленным», к людям труда, к беднякам, в которые попали девять десятых постсоветского населения, то можно спрогнозировать, что влияние русской культуры и русского мира будет по-прежнему сильным.
Корень проблемы гопничества не в низкой культуре общества, а в условиях новой трудовой этики, которая сформировалась в стране: кабала, выжимание соков, работа в рабских условиях под угрозой сокращения. Криминал в этой ситуации рассматривается как «прорыв к свободе», «протест». Очевидно, что быть гопником и жлобом плохо, но возможно современным художникам стоит направить свои кисти и перья не на констатацию следствий, а на искоренения причин этих явлений.

По материалам, газеты Камертон.

 

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 831