Недавно открыл для себя роман Аше Гарридо «Видимо-Невидимо», открыл в браузере и не мог закрыть, пока не дочитал (хотя читал перебежками). Я очень люблю тексты, которые можно потрогать руками, ощутить плотность, увидеть структуру, цвета, фактуру, почувствовать запах. Так вот: текст дробится, переливается, светится, мерцает, как витраж, текст складывается в единое целое из фрагментов, осколков-самоцветов, из которых узнаешь о тех, кто строит мосты в Пустоте, открывает Двери, лепит миры из сырого, грубого материала и вдыхает в них душу. И текст сам живой –  переплетение мерцающих фрагментов смысла, образов, в которые автор вдохнул часть своей души, опыта, любви.  Пока читаешь «Видимо-Невидимо», потихоньку складываешь мозаику смысла посреди Ничего, где каждый паззл отдельная история о Мастерах, которые собирают Мир из разрозненных кусочков посреди Тьмы.

И читая «Видимо-Невидимо» я наконец-то вкурил один из смыслов художественного плетения слов: такие тексты нужны для того, чтобы задеть то живое, резонирующее и показать, что ты не один, кто чувствует текст, как живой, кто просто чувствует.

И в тексте мерцают звезды, растворяя лучи в черной материи. Сейчас слово «звезда» запопсили, теперь это блестящая, мишурная фигурка, которая отражает искусственный свет славы, но звезда – это в первую очередь комочек яркого света в безбрежном, холодном космическом океане. Помню, меня в свое время потрясло, то, что мы состоим из звездного вещества. А у Пифагора сказано, что все небесные сферы звучат во Вселенской Симфонии. Спасибо, Мастеру, звезде по имени Аше за то, что дал возможность почувствовать себя звездным наследием. Примерно так, как во фрагменте одного из стихотворений Автора:

Как звезды выкусывают ломтики тьмы,
крошечные кусочки — но их мириады и сонмы,
и тьма истончается, вся в прорехах и дырах,
в них высыпается свет -
так и наших жизней, коротких и сирых,
ничего во вселенной сильнее нет.

 

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 67