Нельзя сказать, чтобы Стенли Кубрик не умел снимать плохих фильмов, например, его «Спартак» производит довольно удручающее впечатление (зато стал самым прибыльным из всех его работ), но по количеству шедевров на единицу выпущенной продукции его, бесспорно, можно смело причислять к числу гениев. Еще две отличительные черты Кубрика: трудоспособность – в 80-е он точно так же выпускал совершенные киноработы, как и в 50-е, и гибкость художественного мышления – если какой-нибудь Гай Ричи, при всем уважении, все же является по сути «режиссером одного фильма», который он снимает всю жизнь в разных интерпретациях, то руку Кубрика даже и узнать сложно: совершенно различные темы, различные идеи, формы и решения.
«Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу» – работа достаточно старая, еще 1964-го года, но принадлежит уже зрелому мастеру.
У нее есть вполне конкретная «фактическая история». Во-первых, следует отметить, что этот фильм относится скорее к концу первого периода «анти-атомных» фильмов, он находится не «в русле», а стоит особняком. Появление атомной бомбы в 40-е вызвало бурную реакцию в обществе, и хотя для Америки более позднего времени в области искусства характерно постоянное столкновение течения «ястребов», т.е. милитаристов, с «голубями», то в те годы фильмов про то, что «нам нужна ядерная война», не снимал никто. Все же животный страх ядерного апокалипсиса оказался сильнее отвлеченных идей. В 50-е выходило много фильмов о последствиях ядерной катастрофы. Был чистый ширпотреб, вроде «Пятерых» Арча Оболера: тут потребовалось уничтожить все живое на земле только для того, чтобы показать, что голливудские герои умеют мелодраматично обниматься на фоне любого пейзажа. Любовь, так сказать, «торжествует» на развалинах погибшего мира – мессидж, достойный пиар-менеджера, выгнанного со второго курса универа за неуспеваемость. Конечно, появились и потрясающие постановки, как «На последнем берегу» С.Креймера или хорошо известная «Хиросима, любовь моя» (это был дебют А.Рене!).
Но уже в 60-е «атомки» пропали, причем на ближайшие лет двадцать. Привыкли все к тому, что боеголовки плодятся и размножаются с гораздо большим энтузиазмом, чем люди в условиях прав человека, феминизма и сексуальной революции. В следующий раз эскалация темы произойдет аж в 80-е, в связи с новым витком гонки вооружений. Поэтому, повторю, «Доктор Стрейнджлав» был фильм «сам по себе».
Во-вторых, история самого Кубрика. Угроза третьей мировой не в шутку его испугала. Пока средний американец запасался темными очками и тренировался залезать под обеденный стол (быстро сориентировавшаяся официальная пропаганда принялась внушать «уважаемым телезрителям», что очков и стола вполне достаточно, чтобы спастись в случае атомного удара, и толпа, не знающая ничего, кроме телевизора, конечно, в это уверовала), Кубрик вообще решил, что если Америка и СССР превратят друг друга в радиоактивные воронки на месте материков, то в Европе можно будет еще некоторое время выжить, и спрятался туда. От этого любви к отечественным «ястребам» у него не прибавилось, и сидя на «материнском материке», он снял весьма жесткую сатиру на американских стратигов.
Но если бы у фильма была только эта «фактическая история», он бы давно и безнадежно устарел. Сменился общественный и политический контекст, и сегодня и сам пан Кубрик посмотрел бы на те дела полувековой давности совсем по-другому. Но искусство – не страница учебника истории; когда проходят сиюминутные смыслы, в нем может вдруг обнаружится «нечто большее» (это, собственно, один из инструментов, которыми пользуется Время, выступая в роли наиболее авторитетного искусствоведа).
Но сегодня, когда весь «контекст» ушел, «Доктор Стрейнджлав» смотрится как великолепный арт-хаус, как чистый и непринужденный авангард, как комедия абсурда. Какие типажи! какие диалоги! какое рафинированное безумие… и, надо сказать, что это все взялось не само собой, Кубрик, как рачительная хозяйка, заботливо укладывал в упаковку злободневной сатиры и такое прочтение. Такой маленький пример: актеру, играющему командира «заклинившего» бомбардировщика, НЕ СООБЩИЛИ, что снимается комедия. Он был полностью уверен, что снимается в серьезной драматической роли, и старался по полной. В конечном продукте, после монтажа, это дало потрясающий эффект…
Остается порадоваться, что усилия, в том числе, и таких людей, как Кубрик, не пропали даром, и угроза ядерного конфликта, если не миновала бесследно, то поутихла. А то просто некому было бы на Земле наслаждаться таким замечательным фильмом, как «Доктор Стрейнджлав».

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 601