Виктор Пелевин «Любовь к трем цукербринам». М., ЭКСМО, 2014

Виктору Пелевину хорошо. Он заслужил право писать о чем угодно. Например, о гаджетах.

Один из героев свежего сборника новелл «Любовь к трем цукербринам» Кеша\Che (привет от Вавилена Татарского) живущий в мире, превратившимся в один сплошной гаджет с приложениями, пытается наебать всевидящую Систему, подобно оруэлловскому Уинстону, и терпит, разумеется, упоительное поражение.

«Мы думаем, что экраном управляем наполовину мы, а на другую половину спецслужбы, но на самом деле сам экран уже давно управляет и нами, и спецслужбами. Вот что такое система. И как, спрашивается, с ней бороться, если про борьбу с ней мы читаем на том же экране?»

Другой герой обретает третий глаз для того, чтобы узреть скрытую личину мира – на самом деле тайная пружина мироздания – это гипетрофированная игра Angry Birds. Все эти виртуальные странствия духа, как всегда, наполнены фирменным юмором («Краудфандинга не хватало даже на дауншифтинг») и буддийскими коанами.

Пелевин препарирует зависимость человечества от гаджетов и социальных сетей, местами раздраженно, ведь это суета, умножающая страдания и ложные сущности, местами увлеченно, как хороший знаток вопроса, ирония скачет от злого сарказма до добродушного зубоскальства.
В тоже время видно, что немного выдохнувшись на предыдущих романах – Пелевин вернулся к стилистике своих произведений периода 90-х годов, времен «Чапаева и Пустоты». Но, увы, прежней плотности текста достигнуть не удается. Равно, как и прежнего уровня социальной сатиры. Сборник вышел удачным, забавным, увлекательным, но не более. Он оставит в памяти разве что термин «цукербрины» — как описание неописуемых сущностей таящихся по ту сторону монитора и процитированную выше шутку про дауншифтинг. Впрочем, в мире бесконечного и ревущего информационного потока и это немало.

Заинтересовало в сборнике меня другое – неожиданно до слез трогательная новелла про девушку Надю ставшую ангелом Сперо. Пелевин с годами становится все более сентиментальным. После неожиданной трансформации циничной сатиры в лав стори в романе «S.N.U.F.F», Пелевин все чаще и чаще обнаруживает человеческие, слишком человеческие черты. По всей видимости – это что-то возрастное.

«Я видел столько жизней, столько историй, столько судеб – и был уверен, что смогу создать из них нечто великое и памятное. Но в реальности, увы, весь мой улов поместился в небольшую папку со словами «Любовь к трем цукербринам».

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 95