langobard

Вопрос, который задает «естественница» гуманитарию: «А как «у вас» решается проблема неконтролируемого размножения ерунды и замещения ею всего остального? Мне правда интересно, не для споров, какие-то нибудь есть более-менее общепринятые критерии правильности утверждения, какие-то альтернативные способы обнаружения сути высказывания (точнее, присутствия этой сути)? Или это вообще никакой роли не играет? Потому что «у нас» определение понятий — хорошо зарекомендовавший себя инструмент для уборки внутри головы».

Это вопрос по поводу «понятийной работы» в гуманитаристике.

Еще раз его повторю, ибо он классно сформулирован: А как «у вас» решается проблема неконтролируемого размножения ерунды и замещения ею всего остального?

Ответ:
Если сказать совсем просто, то никак. Никак не решается «проблема неконтролируемого размножения ерунды», хотя сказано и написано по ее поводу слов — очень и очень много. Все гуманитарии «на словах» знают и разделяют принцип: о терминах не спорят, о них договариваются. И это нормальный, здравый принцип. Но с ним одна проблема. Если кто-то поставил себе целью (сразу подчеркну, что постановка такой цели обычно имеет вненаучную детерминацию) войти в процедуру осуществления договора для того, чтобы разрушать любую намечающуюся договоренность, он ВСЕГДА сможет это сделать. Никаких «объективистских» реалий, с помощью которых его можно было бы тормознуть, в гуманитаристике не существует.
Поэтому в понятийной работе важна не только интеллектуальная, но и иррациональная, волевая/желающая составляющая. Участники дискуссии действительно должны ЖЕЛАТЬ договориться. И вот причины желания и нежелания в этом деле крайне интересны. Равно как и возможные технологии мотивации и поддержания такой вот «воле к договоренности».
Это есть самая загадочная по природе своей, самая героическая гуманитарная воля — воля к договоренности с другими гуманитариями.
К «согласию», конечно, можно принудить — этим активно занимаются гуманитарии, располагающими ресурсами для этого принуждения. Но вот воля к согласию это все-таки интереснее и честнее. Учитывая, что согласие это сложнее компромисса в судебном процессе или рыночного спора о цене. Это согласие требует жертвовать цельными кусками собственной гордыни (включая «коллективистскую» гордыню целых школ и направлений). Это воля, обязанная победить гордыню.

langobard

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 143