Жена Алексея Ильича, Настенька, купила шляпку, замечательную, надо сказать, шляпку. И, чтобы похвастаться, позвала в гости свою куму. Когда кума пришла, они расположились в зале, на диване. В противоположном конце комнаты, у окна, на книжном столике, лежала, спрятанная в картонную круглую коробку, купленная шляпка. Жена Алексея Ильича некоторое время очень чувственно рассказывала, как невероятно долго она ходила в эту субботу по рынку, не находя ничего подходящего. Как пару раз кто-то наступил ей на ногу и отдавил любимую мозоль. Потом она рассказала, как невзрачная, но очень шустрая старушка, везшая мешок картошки на кравчучке, зацепила колготок и «пустила стрелку», на которую буквально все обращали внимание, и от этого внимания нельзя было никуда скрыться. Кума внимательно и сочувственно слушала обо всех произошедших перепитиях Настеньки и поддакивала, и сокрушалась вместе с нею. Потом они пожаловались друг другу на ленивых мужей: один оказался ленивее другого. Потом пришла очередь посокрушаться над большими ценами и маленькими зарплатками, запущенными мусорниками и плохой погодой. Все… все было так плохо, вот только разве что еще непродемонстрированная шляпка вселяла какой-то оптимизм… Тут ненароком о ней-то, о шляпке, ни с того ни с сего речь и зашла. Настенька рассказала, как подбирала она фасон и цвет, как мучительно долго торговалась и, наконец, приобрела эту шляпку.

Потом хозяйка поднялась и, минуя картонную коробку, отправилась в спальню, где скинула с себя домашний халатик, трусики, бюстик. После этого Настенька достала из шифоньера новенькое белье, купленное двумя месяцами раньше, но еще ни разу не одеванное даже для демонстрации. Потом надела любимую шелковую блузку и черную длинную юбку с большущим разрезом, по одну сторону которого был рядок пуговичек, по другую – рядок петелек. Она долго их застегивала и расстегивала, выбирая нужную величину распахнутого клина. Надев кольца и серебряный медальон, Настенька подошла к трюмо и окинула себя критическим взглядом. На ее чистом лобике выступили аккуратные морщинки, выдавая налетевшее сомнение, но потом… вскоре после потом… они разгладились и Настенька принялась краситься. Тени, помада, духи, румяна, карандаш – все сменялось по очереди в ее тонких, ловких пальчиках.
Наконец, Настенька вышла из спальни с видом, будто она отлучилась на пару секунд. Что самое удивительное (для мужчин, конечно же) кума приняла ее так, словно подруга отсутствовала столько и ни мгновением больше. В глазах ожидавшей все также горел искренний живой интерес, шляпка все также покоилась в своей коробке.
Они вместе подошли к столику и вместе вскрыли то, ради чего они встретились полтора часа назад. Вздохов и ахов было так много, что они слились в одно целое протяженное восхищение. Началась примерка. Шляпка на каблуках и на босу ногу, в пиджаке и без него, в пальто и в шубе, под светлые и под темные чулки, с темными очками, с бусами, вид справа, слева, сверху, снизу.
Алексей Ильич, вернувшись с работы домой, застал свою жену в положении лежа… «…вот если бы я лежала в шляпке на пляже…»

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 220