Уильям Гибсон. Распознавание образов

Автор – классик киберпанка, только эта книга ни разу не киберпанк. А что она такое, мы сейчас увидим.

С кратким содержанием можно ознакомиться в аннотации по ссылке. Далее буду исходить из того, что читателю эти несколько строк известны.

Сначала пару слов о переводе Н. Красникова. Книга написала в 2002-м, действие происходит тогда же, перевод, судя по всему, был выполнен в 2005-м. Переводчик так старательно пишет «Гугл», «Хотмэйл», «Фотошоп» (всегда с большой буквы и в кавычках), что задаешься вопросом, почему он делает исключение для столь же нерусских слов компьютер и интернет. Ностальджи, неужели всего пять лет назад это было так ново и необычно? Как время-то летит.

Далее, если переводчик постоянно употребляет слово «мафиози» как существительное единственного числа, он хочет этим подчеркнуть безграмотность своих героев или свою собственную непричастность русской культуре? Даже если кто-то не видел мультфильм про капитана Врунгеля и не догадывается, что мафиозо стоит в одном ряду с такими словами как бандито, гангстерито, кастето и пистолето, есть ещё замечательный мульт про Шерлока Холмса и его верного пса, про их погоню за двумя таинственными бандитами, один из которых зелёный. Образованный пёс так и говорит крокодилу: «Послушай, мафиозо!» Где же надо воспитываться, чтобы этих мультиков не видеть? Остаётся только посочувствовать переводчику и идти дальше.

Эти мелкие огрехи ничто по сравнению с ляпами принципиальными. Помнится, в довоенных американских детективах, которые наводнили книжный рынок лет двадцать назад, часто повторялась одна и та же схема: Крутой Детектив ни за что бы не нашёл Хитрого Преступника, если бы Преступник, устрашённый крутостью Крутого Детектива не начинал сбивать его со следа, оставляя повсюду отпечатки пальцев, застреленных мелких гангстеров и живых информаторов. Гибсон в своей книге не изобретает велосипед, а использует старый добрый рецепт Микки Спилейна. Всё закручивается тогда, когда главная героиня на каком-то заштатном форуме высказала предположение, что автор загадочных видеоклипов – кто-то из русской мафии. Предположение столь же фантастичное и нелепое, как если бы кто написал, что таинственный Иz арабский шейх инкогнито, но этого было достаточно, чтобы заставить действовать всесильную русскую мафию. Начинается тотальная слежка за героиней, периодические обыски в её квартире и у её друзей, ей мешают в карьере и вообще выделывают вокруг неё такие пируэты, что в конце концов у затурканной женщины не остаётся другого выбора, как оказаться в Москве на личной встрече с тем самым создателем клипов из русской мафии. К тому же автор в таких подробностях и с таким знанием технических деталей описывает редчайший, уникальнейший, новейший супер-мега-экстра-ультра-софт, который позволяет производить поиск по сайту (!), зная имя автора (!!) или ключевое слово (!!!), что даже обычному юзеру ясно –  от компьютерных технологий никакого ущерба всесильная mafia не потерпит в принципе. Я вообще-то не против, когда бог из машины развязывает все узлы в финальной сцене, но когда он же их и завязывает по ходу действия, это уже как-то немного чересчур.

Уже по сюжетообразующей роли русской мафии в тексте ясно, что это книга не про кибер, не про техно, не про моду и не про интернет, это книга про Россию. Россия появляется на первых же страницах, причем образный ряд формируется довольно специфический: спасатели на Чернобыльской АЭС; фильмы Тарковского – долгая панорама какой-то лужи на мозаичном полу… Дальше больше: blat, балтийская нефть, ofshornaya zona,  Путин, олигархи, обдирающие труп советской экономики, планируемые ЦРУ голодные бунты в восьмидесятых, русских победили «Битлз», бездарная война в Афганистане, частная тюрьма в Сибири… Одним словом, перед нами образ России, созданный на Западе нашими либералами. По ряду причин никаких других образов  там нет, и в общем-то знающий и старательный писатель ничего другого воспроизвести не может.

Мне бы хотелось остановиться на одной очень важной составляющей образа России в романе. Это «болотистые леса под Сталинградом». Добрую четверть книги занимает поездка в Россию одного приятеля главной героини, на сюжет и развязку ни коим образом не влияющая. Талантливый режиссёр снимает в Росси документальный фильм о черной археологии, и постоянно описывает болотистые леса под Сталинградом, где они с безумными панками и бандитами ночами напролёт пьют водку, спасаясь от комаров, а днём раскапывают серые кости немцев и русских, которые залегают несколькими слоями толщиной в несколько метров, выкапывают медали, оружие и даже целый самолёт. К чему этот ужастик? Начнём с того, что под Сталинградом нет и никогда не было лесов, тем более болотистых. Под Сталинградом лежит бескрайняя степь, а болотистые леса, где шли страшные бои в 1942-м, находятся возле Новгорода, то есть скорее под Ленинградом. Может, автор просто перепутал Сталинград и Ленинград? Не думаю. Человек, который не только знает кто такой Виктор Цой, но даже знает, что Цой давал концерты на квартирах, не мог допустить такой оплошности в такой важной для романа теме. Я уверена, что это сознательное соединение двух мифов: Сталинград как самая известная на Западе битва на Восточном фронте плюс «трупами закидали». Сделано это очень качественно и старательно, для этой линии своего повествования автор находит самые впечатляющие и запоминающиеся образы. Чего стоит только финальное рыдание главной героини-американки над серыми костями прямо на раскопках – тем более что русская девушка, второстепенный персонаж, в аналогичной ситуации искренне смеялась.

Думаю, достаточно. По форме это развесистая клюква, но развесистая клюква очень высокого уровня, на порядок лучше выполненная, чем американские боевики про русских бандитов Николай Ростофф и Александр Пушкин. По сути это ещё один талантливый мазок к портрету врага. Читайте и любуйтесь на работу мастера.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 475