В 1993 группа философов из Российской Академии Наук создали издательство Ad Marginem в Москве. Их план был прост: издать переводы той части западной философии 20 века, которая была недоступна в СССР, наряду с современной русской литературой. После 70 лет тоталитаризма русские изголодались по новым идеям, но, несмотря на то, что страна столкнулась с катастрофическими экономическими и социальными проблемами директор Ad Marginem Александр Иванов оценил бизнес-ситуацию, как «не совсем безнадежную».

Иванов был прав: получив грант от Французского министерства иностранных дел, первая книга Ad Marginem – антология философских и психоаналитических текстов о садомазохихме – разошлась тиражом 100 000 экземпляров за 12 месяцев, хотя гиперинфляция и съела часть прибыли.

Ободренный, Иванов и его коллеги вскоре издали тексты мыслителей, изучавших творчество маркиза де Сад – от Вальтера Беньямина до Ролана Барта.

Впоследствии интересы читающей публики изменились, и последующее десятилетие источником успеха и эпицентром споров стали публикации Ad Marginem вовсе не философских исследования, а беллетристики. Самопровозглашенный «литературный монстр» Владимир Сорокин и радикальный политик-литератор Эдуард Лимонов издали свои главные книги в Ad Marginem. Действуя в подвальном помещении к югу от Кремля, издательство было и в прямом, и в переносном смысле «подпольным».

Иванов так говорит о связи между литературой и философией, которые он издает: «Я сказал бы, что современная философия учила мне думать «сквозь» традиционные культурные территории, игнорируя литературный канон, который сформировался в позднесоветский период среди интеллигенции. Этим объясняется мой выбор писателей наподобие Сорокина и Лимонова…Я заинтересован, в том, что может определяться кантианской идеей «расширения» читательского опыта, семантических горизонтов литературы. К сожалению, это не всегда безопасная практика – как для писателя, так и для издателя».

Иванов впервые обнаружил небезопасность кантианства в 2001, когда он издал «Низший пилотаж» Баяна Ширянова, который назвали в России первым наркороманом. В то время как книги о наркотиках и наркотических опытах, давно перестали шокировать на Западе, русское общественное мнение было очень чувствительно к подобным материям: все экземпляры в магазине Ad Marginem были изъяты, а Иванов был допрошен милицией.

Два года спустя он получил еще большие неприятности из-за романа Владимира Сорокина «Голубое сало», где трогательно описывалось, как клоны Хрущева и Сталина занимались сексом. Фактически «Голубое сало» было издано в 1999, но до 2002 описанное там никого не возмущало. «Идущие вместе», пропутинское молодежное движение, «смывало» сорокинское сочинение в гигантском унитазе, установленном напротив Большого театра, объявляя это частью борьбы с «аморализмом, цинизмом и глумлением над нашей культурой». Продажи взлетели до 100 000 экземпляров. Обратной стороной было обвинение Сорокина и Ad Marginem в распространении порнографии.

«Да, были жаркие моменты в истории Ad Marginem», — говорит Иванов – «Мы были реально вовлечены в расследование этого дела, мы давали свидетельские показания… Дело шло «по закону» — что очень понятно. Оно было закрыто 6 месяцев спустя, очевидно, по команде сверху. Мы не понесли больших финансовых потерь. Адвокат взял символическую плату, потому что дело имело большой общественный резонанс. Мы почувствовали опасность, но главной сенсацией стал идиотизм ситуации, когда мы вели литературную дискуссию с милицией. Мне казалось, что сами они были немного потрясены этим расследованием».

Не устрашившись, годом позже Иванов издает «Байки кремлевского диггера», мемуары русской журналистки Елены Трегубовой, которая нападала на Путина за авторитарные тенденции его правления, проблемы с продовольствием в российской провинции и вспоминала про обед, во время которого Путин флиртовал с ней. Скандальный успех выразился в 200 000 экземплярах.

Еще более интересными – особенно с литературной точки зрения – оказались мемуары русского оппозиционного лидера Эдуарда Лимонова, написанные в тюрьме, куда он попал за попытку экспорта оружия в Казахстан. В книге «По тюрьмам» Лимонов изобразил мерзости жизни обитателей пенитенциарной системы России. В получившей премии «Книге воды», он создает лирическое жизнеописание, написанное с позиции человека, живущего крайностями, заключенного, который уже не надеется выйти из тюрьмы (на самом деле Лимонов вышел на свободу через два года).

По словам Иванова, никогда не делалась попытка подвергнуть цензуре эти книги, и в магазины они поступали беспрепятственно:
«Власть контролирует телевидение, но до сих пор остается относительно либеральной к книгам. В этой области есть больше «рынка», чем идеологической или политической цензуры».

Заповедь Иванова о том, что беллетристика должна быть политически и социально направлена, и при этом преодолевать философские и литературные барьеры, помогла ему популяризировать новое поколение авторов. В качестве примера он приводит Захара Прилепина – 34-летнего ветерана чеченской войны, стиль которого сравнивают с Исааком Бабелем. В 2003 вAd Marginem вышла его дебютная книга «Патологии», документальный роман о войне в Чечне, который показывает конфликт с точки зрения молодых солдат пропитанных кровью, цинизмом и апатией.

Его следующий роман «Санькя», исследуя мрачные условия жизни в русской провинции, анализирует причины, по которым молодые россияне, отвергая мэйнстрим, приходят к радикальной политике. Прилепин получает премию Национальный бестселлер

И все же, несмотря на наличие в «закромах» авторов-лауреатов и контраверсийных бестселлеров, издательству изо всех сил приходится выживать. Компания остается маленькой и состоит, по сути, из четырех человек. Средние продажи колеблются на уровне 3 000 – 5000 тысяч экземпляров, что нормально для российского издательства, но эта цифра неумолимо сокращается: «Каждый день мы боремся за выживание», — говорит Иванов – «без особой гарантии успеха. Конечно, наша репутация помогает держаться на плаву, но в целом тенденция негативная».

Иванов говорит, что после того, как наглое пиратство 90-х ушло, главной проблемой остается распространение книг. В 90- е многие маленькие издательства, которые появились во время коллапса СССР, были консолидированы в мегакорпорации, которые монополизировали книжный рынок и теперь сложно найти место для продажи книг.

В прошлом году одна из больших сетей – Букберри – обанкротилась, не заплатив 10 тысяч долларов Ad Marginem. Однако, по словам Иванова, в последние 18 месяцев заметно небольшое оживление в маленьких магазинах, тенденция, которая, как он надеется, продолжится. В отличии от других мелких издателей, Ad Marginem может рассчитывать на продвижение двух – трех своих наименований на основном рынке каждый год и продажи более 10 000 экземпляров — хотя “большая часть прибыли уходит в карманы посредников.” Хорошая репутацияAd Marginem  помогает также при продаже прав на издание за границей, и Иванов продал книги 15 странам от Эстонии до Китая, включая Германию с ее самым большим рынком.

Несмотря на все трудности, Иванов не собирается сдаваться.

«Мы получили навыки выживания в эру путинского гламура, и, несмотря на все, остались верными самим себе. Главным препятствием, в которое мы упираемся, является примитивный корпоративно-бюрократический «рынок», который убивает любых независимых игроков, и отсутствие каких бы то ни было механизмов поддержки независимого издательского бизнеса и на частном, и на общественном уровне.

«Но мы также имеем преимущество: литература здесь может  сделать то, что она делала в 50-ых и 60-ых на Западе — играть роль социального и культурного «раздражителя» и, например, заставлять миллиардера, такого как Петр Авен (президент Альфа-Банка) писать сокрушительно негативные отзывы о романе  «Санькя» Прилепина. Поэтому, как сказал субкомманданте Маркос, «история еще не закончена для нас».

Daniel Kalder, Publishingperspectives

Перевод: Константин Скоркин

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 043