Беркем аль Атоми книжку новую написал. Вернее, цикл — потому что купленная мной «Чисто пацанская сказка» оказалась «Делом №2″. «Дело №1″ буду искать — сказка хороша и сама по себе. Но, помимо общей занимательности и даже некоторой стилистической изысканности, Беркем аль Атоми сделал одну довольно важную вещь.

(Тех, кто автора не знает, можно просто отослать к его стартовой дилогии — «Мародеру» и «Карателю». «Мародер» на редкость хорош. Надо бы о нем подробнее, если сложится. «Каратель» — провал, но с кем не бывает… Сам же автор играет сложную ролевую игру. Прикидывается башкиром, укрывшимся за псевдоарабским псевдонимом, но по текстам рассыпает косвенные свидетельства, ставящие его башкирство под сомнение. На мой вкус — совершенно лишняя игра. Будь он хоть негром преклонных годов, лишь бы писал так же, как начал. Давно в фантастике таких дебютов не было.)

В последние годы в литературе сложилось некоторое специальное направление. Никак не продекларированное — да и принадлежащие к нему авторы вряд ли обрадуются объединению их под одной крышей — но со стороны виднее. Направление это можно назвать братковско-брутальным.
Нет, имитация новорусско-бандитского дискурса (тут «дискурса» избегать не будем, тут он уместен) началась несколько раньше — но до недавних все это происходило в рамках околодетективной макулатуры и прочей писанины для лотков «любые 2 книги за 10 рублей!!!»
Сейчас же это явление перекочевало в собственно литературу…
В редчайших случаях – у того же Адольфыча, к примеру – это действительно талантливо. Даже очень. В большинстве случаев – мусор, как и годы назад, но уже с невъебенной литературной претензией…
Как и полагается любому уважающему себя литературному течению – оно окружено авторами к нему полностью не относящимися – но становящимися его «попутчиками», даже если и начали куда раньше… Здесь попутчиков много – и самых разных… С одной стороны – скажем, совсем никакой Багиров со своим «Гастарбайтером». С другой – блистательный Всеволод Емелин. С третьей – Прилепин… Но о третьих – чуть погодя.

Главная претензия новопацанской литературы – это то, что она сама осознает себя вершиной реализма. Ну, типа «че там интели писали, мы не знаем и знать не хотим, они зону не топтали, жисти настоящей не нюхали, жисть, как она есть, только мы знаем!»
Интели, зону топтавшие, в расчет не принимаются.

Исключения разного рода есть.
К Емелину, допустим, практически никакие обвинения неприменимы – он совпадает с описываемым явлением чисто интонационно – да и сам эту интонацию непрерывно травестирует. Уже упомянутый Адольфыч просто хитрит – будучи человеком вполне литературным, он просто умело пользуется сложившейся конъюнктурой. Больше всего он напоминает Клюева из воспоминаний Георгия Иванова – когда застигнутый с немецким томиком Гейне, «крестьянский поэт» смущенно признался – маракую малость по бусурманскому…

Самое любопытное – что брутальность бандитская начинает оказывать серьезное влияние на прародину брутальности – на баталистику. Чем дальше, тем больше литература военная начинает подражать литературе братковской… Армия, разумеется (вместе со всей страной), медленно дрейфует в сторону превращения в структуру откровенно урловсую – но все же гораздо медленнее тех же ментов – и уж гораздо медленнее, чем большинство сегодняшних баталистов. Это самое большинство, впрочем, армейские реалии представляют себе столь же смутно, сколь и реалии собственно бандитские – просто раз уж волна пошла, надо же попытаться на нее вскочить…

Тут снова хочется вернуться к Прилепину. Он, разумеется, не один – просто поярче прочих. Но именно прилепинская, условно говоря, струя и делает явление невыносимо фальшивым – и невыносимо подлым. Без них все это оставалось бы достаточно допустимой и более-менее пристойной литературной игрой.
Прилепин же занимается тем, что, отчасти имитируя братковский взгляд на «жисть», последнюю правду о которой он нам якобы возвещает, с одной стороны, эту полумифическую правду старательно идеологизирует – чем вступает в противоречие с собственной же подачей – браток по определению неидеологичен.

С другой же стороны, внесистемность подачи, внесистемность героев и всего сюжета аккуратно дозирует – чтобы ни разу не заступить за грань подлинной внесистемности. Нормальная, в общем, стратегия рыночного контркультурщика.
Всегда на грани фола, никогда за гранью.
Аккуратно и талантливо строится репутация. (Гораздо талантливее, чем сами тексты.) Возможно – карьера. Чем-то неуловимо напоминает какого-нибудь Яшина и прочих либерально-демократических жизнестроителей помоложе, которых поименно называть – много чести.
На мосту повисеть, на собрание ворваться и чего-нибудь выкрикнуть…
Комсомольская логика.
Мероприятие проведено, галочка поставлена, еще пара упоминаний в прессе образовалось – растет портфолио…

Так вот.
Беркем аль Атоми сделал очень важную вещь.
Ровно то же самое – но в жанре фэнтези. Получилось гораздо лучше.

И вся претензия на истинной знание и адекватное описание «жисти» мгновенно рассыпалась.
Получилось, как со старой гениальной шуткой Вуди Аллена:
«Еще одна книжка про Холокост. На этот раз – раскраска».
Масштаб поменьше, но результат тот же.

Респект.

asriyan

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 476