Эдельберта

Один писатель метко заметил про готический храм: маленькое рядом с ним кажется ничтожным, а большое — нездорово раздутым. Это достигается специальными архитектурными приемами: грубоватая линейность, прямоугольность основного рисунка сочетается с тончайшей, изысканной отработкой деталей, изумительным воздушным (небесным) кружевом.

Еще он напоминает космический корабль, готовящийся к старту: устремленность каждой линии вверх, только вверх; презрение к земному тяготению чувствуется в этой обманчивой легкости башен, в этой нарочитой зауженности силуэта.

Готика отрицает земное. Готический храм отрицает камни, из которых сотворен, тесноту улочек и суету площадей (а ставили их, кроме монастырских, как правило, именно в городском скоплении), из которых его башни стартуют к небу. Отрицание мира, непримиримость, враждебность к миру — пафос и смысл этой архитектуры.

Скрытый архетип католичества.

Принято считать, что целибат католических священников имеет в основе те же соображения, что и майорат, — гарантирует нераздробление имущества. Мне как юристу это непонятно. Каким образом наличие троих детей у священника может привести к раздроблению церковного имущества? Да хоть их десяток будет — все равно же ничего не наследуется. Каким-то образом обеспечивать этих детей церковь не была обязана, да общественное сознание этого и не требовало: младшие сыновья феодалов вышвыривались в мир в чем были, и это никого не смущало — даже их собственных родителей. Архитектура средневековых католических храмов наводит на мысль, что причины целибата куда более глубоки и принципиальны.
Жить в мире и отрицать мир — психологически трудное состояние, порождающее неустойчивость. Как шарик на выпуклой поверхности: он может сохранять равновесие, но стоит чуть-чуть сдвинуться… Как тут не вспомнить, что манихейские ереси распространялись в католических странах, как пожар в мастерской соломенных изделий. Пожары останавливали, заливая их морями крови, но то там, то здесь они вспыхивали снова.
Катары крайних взглядов вообще считали, что все земное создано злым божеством — в противовес небесному, созданному божеством добрым. Глядя на каменные башни хрустальной легкости и чистоты, исступленно рвущиеся прочь от земной мерзости лепящихся к их подножию домишек, начинаешь подозревать, что их создатели в глубине души полагали так же.
Мироощущение трагическое, глубоко поэтическое, но лишенное гармонии.

Гениальный Антонио Гауди в гениальной то ли трагической пародии, то ли философской фантазии на тему готического храма прорастил в его формах земное, природное — корни, камни, ветра, струи вод, — и все изменилось. Собор Святого Семейства прорастает, как дерево, взлетает, как гейзер, но только из учтивости его можно назвать католическим.

Православная церковная архитектура 12-15 вв. так же полно выражает духовную идею, но — иную.
В основе архитектурного решения лежит золотое сечение. Ему подчинена форма куполов, размеры барабанов, абсиды и закомары — в своих линиях и размерах. Православный храм чаще всего ставился на возвышении, с которого открывался широкий вид на окрестности; его окружали отдельные свободно растущие деревья. Эти требования строители старались соблюсти даже в том случае, если храм ставился посреди городской площади.
Известно, что купы свободно и нестесненно растущих деревьев и кустарников в своем абрисе приблизительно соответствуют золотому сечению. Мягкая линия среднерусского пейзажа с его пологими холмами и плавными изгибами рек и берегов размыто повторяют те же очертания. Таким образом, строгое совершенство храма отражается в окружающем его мире, растворяясь по мере удаления.
Православный храм не отрицает мир, а одухотворяет его, распространяя на него ощущение Божественной благодати. Идеальное не отталкивается от своего окружения, а подчиняет его себе. Внутренняя гармония получает воплощение в гармонии внешней.

edelberte

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 3 072