12 февраля 2010

Тетрадь смерти, аниме-сериал, 2006-2007.


После неоднократных рекомендаций одного из виднейших сетевых философов не посмотреть анимэ-сериал «Тетрадь смерти» было решительно невозможно. Я и посмотрел. Похоже, для меня это в некотором роде утрата невинности боевое крещение: я до сих пор смотрел у японских мультипликаторов только полнометражки. Ну да всё случается когда-нибудь в первый раз.

Сюжет «Тетради» хорошо знаком каждому выпускнику советско-российской средней школы. Подросток, которого мы условно будем называть Родион Раскольников, оказывается в поле зрения инфернальных сил и получает от них магический артефакт, позволяющий укладывать старух-процентщиц штабелями, ту самую Тетрадь. В отличие от русского Раскольникова, японский не мучает себя терзаниями и угрызениями, а в целях улучшения нравов во всём мире сразу же приступает к традиционному азиатскому массакру. Но на пути Родиона встаёт исполненный очей (и мозгов) Порфирий Петрович, такой же подросток, только ещё яойнее. Давить на совесть японскому сверхчеловеку невозможно: вместо совести в тех местах культивируется чувство собственного достоинства и боязнь потерять лицо. Поэтому Порфирий Петрович разыгрывает блистательную и рискованную многоходовку с целью вывести студента-бунтаря на чистую воду агатокристиевскими методами, без какой-либо достоевщины. В зависимости от того, смотрите вы мультик или версию с живыми актёрами, ему это либо удастся, либо не удастся (спойлер).

Собственно, наш виднейший сетевой философ довольно уже пропел хвалы и скучающим демонам, подсевшим на яблоки, и диалектике свой-чужой в ситуации коллективного расследования убийств с участием самого убийцы. Я хочу остановиться ещё на двух моментах, зацепивших моё внимание.
В среде православных (и не только) мистиков можно приобщиться к занятному учению о том, что есть одна единственная вещь, в области которой Бог согласен с диаволом: не являть незримого присутствия (Присутствия) неверующим. Господь скрывает своё существование от людей, дабы сделать более свободным их моральный выбор (ибо созерцая Бога, невозможно не убояться греха и не обратиться к добродетели). Сатана, в свою очередь, тоже не дурак: понимает, что увидев его, страшного и отвратительного, обыватель тут же начнет молиться, поститься и слушать только самые лучшие радиостанции. И вот что мы видим в японском мультике: широкий круг людей, современных цивилизованных людей, получает достоверное свидетельство существования демонов и посмертной жизни (бес-жизнесос Рюк говорит что-то о «ни в рай, ни в ад теперь не попадёшь, окаянный»). При этом ни у одного героя не возникает мысли о том, что с точки зрения открывшихся перспектив, многое в жизни подлежит, как минимум, переоценке. Может быть, нет большого смысла в безудержном зарабатывании лёгких денег (речь идет о получившем Тетрадь сотруднике крупной корпорации; в фильме этот персонаж отсутствует). Может быть, бессмысленно участвовать в дурацких шоу и рекламировать ерунду на телевидении (Миса, подруга главного героя)? Подумать о карме? Таких мыслей не возникает. Это, разумеется, ни в коем случае не ошибка создателей сериала. Противоречие между традиционным мировоззрением и научно-технической революцией есть феномен, специфический для западной культуры, причем только для западно-христианской. Причины феномена я попытался описать здесь. Японцы в данном вопросе ближе к русским (у которых легко возникают концепты вроде «атомного православия», до сих пор не подвергнутого адекватному анализу с точки зрения психологии коллективного бессознательного). Для японского технократа, появление ангелов и демонов не привносит никакой новой информации: прогресс в Японии не выполнял функции вытеснения традиционной системы ценностей в подсознание. Никакие психологические конфликты между наукой и религией, современностью и традицией на Востоке невозможны. Не потому что Восток такой мудрый, а потому что он перенял современность с простыми и понятными прагматическими целями, а не для исцеления от коллективного невротического расстройства Долгого Шестнадцатого века.

Ну и второе замечание, из разряда вечнозелёных. Вселенная «Тетради смерти» устроена привычным нам трёхслойным образом. Я уж не знаю, отрефлексировали ли этот факт сами сценаристы – но я рад немного им подсобить. Итак, есть Срединный мир, мир людей. В «Тетради смерти» это Япония. До самой смерти одного из главных героев действие происходит именно здесь (исключения делаются для коротких пролога и интерлюдий в мире смерти). Есть Нижний мир, мир смерти. Мультипликаторы полагают его, наоборот, верхним, но нам проще будет, оставаясь в рамках своих привычек, воображать Нижний мир хтоническим, упрятанным в плотные слои земли. Нижний мир напоминает свалку, в нём произрастают пепельно-серые горькие яблоки… ничего небесного. Живут здесь мишкигамми шинигами Демоны Смерти, скучающие жизнесосущие твари. И есть, наконец, мир ангелов, Верхний мир. В качестве такового выступают Соединённые Штаты этой благословенной Америки. Ангелы суть агенты ФБР и некоторых других специальных американских служб. Собственно говоря, «Тетрадь» повествует от конфликте этих двух миров в душах и сердцах жителей Срединного Мира. Провокаторы-демоны снабжают идейно нестойкого абитуриента кольцом всевластья Универсальной Киянкой, а ангелы стараются обладателя Киянки найти и обезвредить. «Твин Пикс», в котором фэбээровцы выступают всего лишь артуровскими рыцарями, нервно курит в сторонке; Д. Линч гуглит в интернетах способы безболезненного сэппуку. Замечательно, что Порфирий Петрович, он же детектив L, являет собой чудесную амфибию двух миров, Верхнего и Среднего (ср. толкиновский Гендальф): он американский гражданин и сотрудничает первоначально не японской полицией, а со светлыми силами Федерального Бюро. Но этнически это японец, что очевидно зрителям не только фильма, но даже и мультфильма: ни у кого в сериале нет таких широченных глаз. Псевдоним L тоже не случаен: ведь это единственный звук английской речи, отсутствующий в речи японской. Остальные герои выговаривают его как «Эрю» или что-то в том роде. Т.е. имя ангельское, нечеловеческое. Далее, инструкция к Тетради смерти написана по-английски! Якобы потому что это самый распространенный на Земле язык. Но роняют-то тетрадь в Японии, где распространённость английского языка не стоит преувеличивать… Инструкция на английском связывает Верхний и Нижний миры нерасторжимыми лингвистическими узами.

Характерна и реакция, с которой японские полицейские реагируют на вмешательство ФБР в их суверенные дела: они вроде бы не очень довольны; но и не возражают. Американцы не ровня, у них попросту другой онтологический статус. Они появляются также внезапно и неотвратимо, как демоны из Нижнего мира. Их присутствие нужно просто попытаться пережить. Они причиняют неудобство оттого лишь, что борются со злом. Уйдёт зло — вернутся на свой Заокраинный Восток и американские ангелы.

schwalbeman

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 957