Тут Марина и Сергей Дьяченки книжку новую слепили. «Цифровой» называется.
Занимательную книжку. Ну, у них всегда занимательно. О манипуляторах и манипулируемых. О средствах и методах манипуляций. О жестах, словах, интонациях. О компьютерных игрушках и ЖЖ. Об идентичности манипуляций цифровых и «бытовых». Об идентичности информационных сетей, независимо от материала, из которого изготовлены носители. О «цифре» и «мясе». О жизни.
У них всегда о жизни.

Но в первую очередь здесь – о ЖЖ.

Когда Дьяченки впали в оранжад – они начали медленно, едва заметно плохеть. Ну, примерно, как Пелевин после «Омон Ра». Так же, как с Пелевиным, поначалу это было именно едва заметно, и то очень немногим. Следующий пик чуть ниже предыдущего, но это все равно горы, да и вершины где-то за облаками – обычный глаз разницу в высоте пиков не замечает. Нужны настоящие провалы, чтобы их начали видеть просто люди с развитым вкусом. Как правило, именно такой провал делает автора по-настоящему модным. Стада хомячков не просто познакомились с Пелевиным только после «Generation П» – они приняли ее как Кодекс.

Психологический механизм падения предельно прост.
Сужение горизонта.

История Пелевина не просто поучительна – она по-своему величественна.
Это миф в чистом виде.
Гераклу на перепутье явились две женщины и каждая позвала за собой.
Тот Геракл проигнорировал нарядную надушенную красавицу, которая звала его на дорогу славы, власти, почета, наслаждений – и пошел за строгой проводницей по пути долга.

Пелевин в свое время на похожем перекрестке отказался от абсолютно реальной перспективы стать великим писателем, выбрав судьбу писателя модного.

«С тех пор тянутся передо мной…»
Ну да.

С тех пор пишет он только об одном – из книги в книгу.

Это не я выбрал дерьмо и блевотину, это мир вокруг нас состоит только из дерьма и блевотины, а те, кто не хотят этого понимать – не просто недоумки. Они вечные терпилы, их будут иметь во все дырки те, кто отказался от иллюзий.

«Клоуном у пидарасов или пидарасом у клоунов…»

Тривиальное манихейство.
Любое зло, вернее любое жизнеотрицание неизбежно сводится к манихейству.
Разрушение – примитивно, как ленточный глист.
И никакой талант не спасет.

История Дьяченок куда более тривиальна и величественности лишена напрочь. Тут сужение горизонта стало автоматическим следствием впадения в оранжад. Всего-то надо было – перерезать пуповину, связывающую с Россией, с русской литературой, добровольно запереться в культурном захолустье…
Чтобы не повторяться:

«Пару лет назад «полевая исследовательница украинского секса», писательница Оксана Забужко высказывала свою искреннюю радость по поводу того, что украинская литература якобы пересталаоглядываться на русскую – и сразу избавилась от комплекса неполноценности. Поскольку, «оглядываясь в своем естественном ареале – в круге восточноевропейской литературы – словацкой, там, румынской – обнаружила, что отстает всего на пол-головы». Воистину – повод для ликования! Чуть-чуть отставать от Бухареста и Братиславы! Можно было бы посоветовать исследовательнице – если считать своим естественным ареалом Папуа-Новую Гвинею или еще какое Буркина-Фасо, то окажется, что украинская даже несколько опережает новых родственников. Тут уж впору новый государственный праздник учреждать!
Но через каких-то пятнадцать-двадцать наступит время поколения, выросшего именно с таким мироощущением – что естественным окружением Украины является именно Папуа-Новая Румыния, а Россия – это где-то на севере или на востоке… С Монголией в общем, соседствует.»

Вообще-то пуповина рвется и сама, без оранжада…
То, что происходит с Олди или с Валетиновым – это куда сложнее и интереснее – но об этом в другой раз.

«Generation П» у Дьяченок еще впереди.
Дым конечно будет пожиже, чем у Пелевина, но в обязательную программу украинских школ они еще войдут.

«Vita Nostra» была уже почти на грани провала – но пока еще слишком вычурно, слишком заумно. Для настоящего провала – и для настоящего читательского бума – надо проще, примитивнее. «Тщательнее надо, ребята…»
Да и нота жизнеотрицания там звучит разве что чуть слышнее, чем у прежних Дьяченок…

«Цифровой» – живее, ярче, выше.
Просто потому, что тут люди снова подключились к российскому полюсу.
Через отторжение, через злобу и ярость, старательно спрятанные, но все равно проступающие.
Сильные эмоции мобилизуют.
И манихейство, кстати, здесь уже начинает проступать куда нагляднее.

Главное же, зачем писалась книга – это рефреном всплывающая фраза:
«Хохлы совсем достали!»
Регулярно возникает набор типовых реплик, принадлежащих манипулируемым.
Люди, переставшие быть людьми, ставшие приставками к телевизионным или компьютерным экранам, тупо воспроизводят реакции, заданные манипуляторами.
Прочие реплики зомбированных бедолаг будут меняться, всегда будет повторяться единственная:
«Хохлы совсем достали!»

На самом деле «хохлы» совсем не «достали», это вас зомбируют! Люди, будьте бдительны! А «хохлы» – они белые и пушистые.

И как-то даже трогательно выглядит беспомощная попытка замаскировать рефрен, чтобы как бы между делом проскальзывало, не выпирало ржавой пружиной из облезлого дивана.

Книга на самом деле получилась ярче и глубже, чем этот дешевый посыл.
Много ярче и много глубже.
Но цель перед собой Дьяченки, похоже, поставили вот такую вот – тупую и плоскую.

Все, что получилось помимо и сверх поставленной задачи – это все еще сопротивляющийся талант. Его убивают, он пока сопротивляется.
Но Дьяченки его победят. Со временем.

Понятно, что сам посыл ни одного читателя в России не зацепит. Слишком сильно Дьяченки оторвались от здешней жизни, слишком плохо представляют себе рычаги, которыми можно здесь манипулировать…
«Ури, где у него кнопка?»

По настоящему интересно в книге ровно это. Сопротивляющийся талант заставил встроить попытку манипуляции российским читателем именно в книгу, посвященную манипуляциям. Чем-то это отдает американскими боевиками, где полицейские рассуждают о том, что маньяк оставляет зацепки, подсознательно желая быть пойманным.

В этом тоже ничего нового.
Литература – занятие саморазоблачительное. Чем талантливей автор – тем больше он выдает себя. Надо просто уметь читать.

Вот когда талант будет побежден окончательно – тогда да.
Тогда можно хоть сознательно заголяться, как многие и делают, это занятие уже на конвейер поставлено. Другое дело, что ничего не получится. Бездарная картонка так картонкой и останется, трусы ли с нее сдирай, или кожу соскабливай…

Но попытка сама по себе любопытна. Понятно, что никакого задания, никакого заказа Дьяченки не получали. Заказчики куда тупее и примитивнее, такое им в голову не придет.
Да им и не до литературных игр. Они «руку Москвы» ищут. Дьяченки – сами себе заказчик.

Если воспользоваться их же картинкой – а именно ею и надо пользоваться – и представить себе оранжад как сетевую клубящуюся мерзость, то Дьяченки – самый чувствительный рецептор этой гигантской амебы… Ну, может быть, не амебы, пускай медузы.
Никак не сложнее.

И еще любопытно – на что именно этот рецептор реагирует особенно болезненно.

На ЖЖ.

Вот где авторская ненависть перестает таиться. Дьяченки действительно ненавидят ЖЖ, до судорог ненавидят. И боятся. Страницы, посвященные ЖЖ – самые яркие и запоминающиеся в книге.

Очень рекомендую.

И это тоже понятно.

В большой информационной войне официальная Россия проигрывает катастрофически.
Иначе и быть не может – если против нее играют большие деньги и нормальные профи.
А за нее играют – вернее, имитируют игру – пильщики бюджета, озабоченные в действительности только тем, чтобы «не подпустить к кормушке» тех, кто действительно что-то умеет.

И эту войну официальная Россия будет проигрывать, даже если бюджеты сравняются)))

И за все информационные, идеологические, даже дипломатические структуры, имитирующие бурную деятельность, в действительности работают волонтеры.
В меру своих возможностей затыкающие чудовищные зияния.

В первую очередь – волонтеры из ЖЖ.

Вспомните хотя бы последнюю грузинскую кампанию…

И реакция Дьяченок ценна именно как свидетельство – что-то получается.
Если ты вызываешь не презрение, а ненависть и страх – значит, действительно что-то получается.

Может, и справимся…

asriyan

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 793