Гессе придумал вполне адекватный термин для обозначения современной эпохи, по крайней мере, интеллектуальной и художественной ситуации современности — фельетонная эпоха. Однако термин не прижился, не стал модным. Он очень, очень редко употребляется в эстетских тусовках и текстах, в которых полно всяких «постмодернизмов», «эпох скорости», «обществ риска», «постинформационностей», «постсовременностей», «стебалова» и тому подобное. Гессе не вспоминал ни Деррида, ни Бодрийярд, ни Лиотар, ни кто-либо другой из священных коров постмодерна…

А ведь у Гессе все так точно названо:
«дух действительно приобрел неслыханную и невыносимую уже для него самого свободу, …не найдя настоящего закона, сформулированного и чтимого им самим, настоящего авторитета и законопорядка».
«В ходу были и доклады… Помимо статей и специалисты, и бандиты духовного поприща предлагали обывателям того времени, еще очень цеплявшимся за лишенное своего прежнего смысла понятие «образование», и множество докладов, причем не просто в виде торжественных речей по особым поводам, а в порядке бешеной конкуренции и в неимоверном количестве… Люди слушали доклады о писателях, чьих произведений они никогда не читали и не собирались читать, смотрели картинки, попутно показываемые с помощью проекционного фонаря, и так же, как при чтении газетного фельетона, пробирались через море отдельных сведений, лишенных смысла в своей отрывочности и разрозненности. Короче говоря, уже приближалась ужасная девальвация слова…».

Но термин то «фельетонная эпоха» — не прижился.  Какая несправедливость по отношению к великому германскому писателю!

langobard

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 916