Армен Асриян

«Адмираля» я, разумеется, не смотрел. И смотреть не собираюсь. Нервы у меня свои, не казенные. Вон, после михалковского «Галлиполийского стояния» два дня шипел и отплевывался… От генерала Хаппеля дольше бы пришлось. И ладно. Я, собственно, о грамматике.

Когда на заре мародерства здесь и там стали возникать вывески «ТРАКТИРЪ» да «РЕСТОРАНЪ» — это было абсолютно уместно и даже трогательно. Возникала устойчивая такая ассоциация — внук трактирного полового, зачарованный в детстве дедушкиными рассказами о раньшем времени, получил, наконец, возможность реализовать свои фантасмагорические представления о том, «как все было».

Идеи, что это может быть внук хозяина, не возникало ни разу — было ощущение, что там хоть какие-то остатки вкуса должны сохраняться… Нет, бывают на свете, разумеется, Михалковы — но это уж совсем особый случай. Тут надо слишком долго ходить в метафизическом бушлате с матросского плеча, с неотмытой кровью, мочой и блевотиной, чтобы образовались Михалковы, каких мы знаем. Или Толстые.
Так вот — внук полового про твердый знак смутно помнит. «Ять» мерцает уже на самой грани забытья, а про «ижицу» и «фиту» он никогда и не слышал… Я еще «ять», пожалуй, смогу вставить где следует без ошибок — но дальше проблемы начнутся. Потому и с твердым знаком никогда не баловался. Было — прошло. Жаль. Но прошло. Потому и «ё» никогда не ставлю. «Всё» и «все» — слова, конечно, разные, кто спорит, ну так между «миром» и «мiром» разница куда больше. И что? А ничего. Отрезанную руку обратно не пришьешь.

Несколько сложнее было, когда возник «Коммерсант». Полового, которому газету создать приспичило, представить было сложнее. Но «Коммерсант» 15 лет корячился, чтобы, вопреки автоматизму, знак читался бы не как мягкий. Да и то — если бы не гениальная придумка обозначать газету в сокращения именно, как «Ъ» — хрен бы что получилось. Но все равно — когда сам пишу, рука не поворачивается лишнюю букву ставить. Потому что либо говорить, о чем собирался, либо собственной речью ряженного корчить. В одну телегу впрячь не можно.

А «Адмираль» навсегда останется «Адмиралем». И правильно. Ибо нехуй.

Людей конечно жалко.
Кто такой Каппель — им никогда не понять. И кого бы они на место Хабенского ни позвали — у них все равно Хаппель получится. Беда ведь в том, что они не только «Адмирала» — они и «Чапаева» никогда не снимут. Этого они точно так же не понимают. И не поймут никогда.

И если бы были среди них прямые потомки Каппеля и Чапаева — все равно бы не поняли. Вон, есть же Михалковы. И Толстая есть. И Гайдары.

Проклятье потомства челяди в том, что они обречены оставаться родства не помнящими. И пользоваться отцовскими фамилиями да «заслугами» отцов перед прошлыми режимами, сами собственной жизнью ежеминутно отрицая само их существование. Каждое поколение — все сначала. С чистого листа. Никакой возможности накопить исторический опыт. Вечное проклятье разночинцев. Даже если разночинцы — «из князей», как в большевистских анкетах писалось.

И — снимать «Адмиралей».

PS. Каппель у них, оказывется, не Хабенский, а Безруков. Все равно Хаппель.

asriyan

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 672