Русский художник Павел Пепперштейн — современный человек Возрождения. В мире искусства он известен своими акварелями, где правят свободная ассоциация и ирреальное остроумие. В тонких разводах краски политические и культурные символы плывут в фантастическом пейзаже, населенном рыцарями, космонавтами и персонажами российского фольклора, в то время как сопровождающие их обрывки текста создают изощренную словесную игру. Но в то время как Пепперштейн известен своими работами во всем мире (он представлял Россию на последнем Венецианском биеналле), в его родной стране, он более известен пользующимися спросом романами и красноречивым, политически окрашенным рэпом.

Корни Пепперштейна переплетают и визуальное искусство и литературу. Он был воспитан в среде старшего поколения художников московского концептуализма , таких как его отец, Павел Пивоваров и его друг Илья Кабаков; а также на поэзии его матери Ирины Пивоваровой и детской книжной иллюстрации, которой Пивоваровы зарабатывали деньги на жизнь. В 1987, в возрасте 21 года, он стал со-основателем арт-группы Инспекция Медицинская Герменевтика. Выступая против ограничений западной культуры, во время первого ее пришествия в Москву в то время, Пепперштейн и его друзья создали свою собственную субкультуру, которая вращалась в запутанной сети культурных ссылок, от политики до сказок. Несмотря на их кажущееся официальным название, они главным образом произвели (в дополнение к фильмам и поэзии) причудливые рисунки, стремясь показать более свободный, более искренний способ видеть мир.

Это подход, которому Пепперштейн остался верен. Ряд одноцветных рисунков 1995 года, в настоящее время выставленных в Лондоне, являются показательным примером. Это изображения буддоподобных головом младенцев и высохших стариков, но посредническая фаза отсутствует. Работа, кажется, подразумевает: чтобы понять настоящее, из которого мы рассматриваем эти изображения прошлого и будущего, мы нуждаемся кое в чем из мудрости старости вместе с непредубежденностью детей.

В ярких акварельных красках Пепперштейна наши хорошо известные культурные знаки оказываются в фантастических альтернативных мирах. Политические Галлюцинации 2002, дают национальным флагам новую цветовую обработку: окруженное маргаритками, красное пятно покрывает свастику нацистского флага в одной работе, в то время как красное солнце японского флага становится плавучим островом. Серия 2006 Свастика и Пентагон включает изображение радужного китайского дракона, борющегося против солнечного желтого силуэта солдата второй мировой войны. Мотивированный изменениями, бессмысленно происходящими в городских пейзажах России, Город России 2007, смело изображает новый комплекс между Санкт-Петербургом и Москвой в акварельных красках.. В одном изображении вздымающиеся белые юбки женщины, носящей косынку, возвышаются как анемичное солнце или защитный купол изоляции позади крошечного города в обширном, пустом пейзаже.

Обращая флаги, знаки и символы правящих культурных систем к собственным истокам, Пепперштейн ниспровергает системы власти, чтобы показать возможность образного преображения.

Почему он нам нравится: В Пейзажах Будущего (2006), абстрактные супрематические квадраты становятся краеугольными камнями дивного нового мира российской империалистической фантэзи.

На кушетке: Чрезвычайно заинтересованный психоанализом, Пепперштейн строит свою собственную версию «Толкования сновидений» Фрейда.

Skye Sherwin, The Guardian

Перевод К.Скоркин

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 873