Лангобард

Не стоит, прочитав заголовок, заранее заносить автора либо в списки идейных союзников, либо, наоборот, в какие-нибудь очередные черные списки. Скорее всего, то, что написано ниже, не устроит ни фанатов, ни антифанатов Владимира Ильича Ульянова-Ленина. Фанатам Ленина свойствен пафос, антифанатам истеричность, лично мне давно интересно знать, что можно обнаружить в фигуре Ленина, шагнув по ту сторону пафоса и истерики? И, кстати сказать, по ту сторону научной и «учебниковой» интерпретации его личности.
Я, будучи историком по образованию, научной степени, роду деятельности, пожалуй, сознательно откажусь от возможности в 140-летний юбилей Ленина добавить в мировоззренчески-пеструю «лениниану» очередной научный разбор биографии Ильича, а также его роли в отечественной и мировой истории. Постараюсь порассуждать на тему, которую можно схематически обозначить так: «Ленин как ресурс». Как ресурс развития. Общественного, политического, культурного и даже личностного развития в XXI веке. Еще раз подчеркну, что в XXI веке.

Начну с небольшого наблюдения поколенческого толка. Есть люди, чей формативный возраст, а также следующие за ним наиболее динамичные возраста человеческой жизни, выпали на утомительное, назойливое возвеличивание фигуры Ленина советским официозом. Есть те, чей возраст личностного самоопределения пришелся на период не просто разоблачения советских мифов о Ленине, но и на воспринимавшееся столько же утомительным и неинтересным поливание грязью всего, что с Лениным связано.
И отношение к Ленину представителей этих поколений разительно отличается. В том смысле, что первые продолжают бороться с советским Лениным в себе и вокруг, предпочитая переборщить в очернении, а вторые объявляют войну антисоветскому образу Ленина, предпочитая перегибать в идеализации. И те, и другие действуют в «протестной» стилистике. Что поделаешь? Никто не может отменить «дух протеста», как важнейшую составляющую упомянутого самоопределения. Замечу, кстати, что и первых, и вторых объединяет общая, отличающая их от последующих поколений, невротизация темы Ленина. Ленин для них — проблема, которую надо решить, по отношению ко всем вариантам решения которой надо как-то определиться. Тогда как для тех, кто формировался в пресловутые «нулевые» (2000-е), скажем так, для актуальной молодежи, Ленин это уже непонятно кто, в лучшем случае, человек из истории. Но в любом случае, объект, не достойный ни пафоса, ни истерики.

Я из тех, для кого утверждение в самостоятельности мышления происходило скорее в формате «за Ленина», а не «против». Когда я был ребенком, для меня был заготовлен образ Ленина, даже не полубога, а бога, демиурга справедливейшего и перспективнейшего во всемирно-историческом смысле мироустройства. Когда я стал пытаться соображать самостоятельно, для меня уже был готов другой образ. В лучшем случае творца крайне неэффективной экономической модели, в худшем — отца-основателя государства, которое, на манер ацтекской империи, подпитывалось человеческими жертвоприношениями.

Перечисляя все возможные «за Ленина», я начну, пожалуй, с того, что Ленин это подлинное имя России. Да-да, именно так. Мы можем сколько угодно устраивать кастинги собственных исторических, политических, культурных, научных деятелей, тешить себя рассказами о величии Александра Невского или Петра Столыпина, однако качество национального бренда (а в этом качестве главное это узнаваемость) должно определяться его потребителями, а не создателями. То есть «имя России» должны называть иностранцы, а не россияне. И они, конечно же, назовут имя Ленина. Сталин может оттянуть у него часть голосов, если опрос будет производиться в Восточной Европе. Горбачев, если в Германии. Более или менее образованная публика замолвит словечко за Достоевского или Чайковского, но Ленин все равно выйдет из этого состязания победителем. Нравится это кому-то или нет, но Ленин это самый знаменитый русский в мире (причем, что на Западе, что на Востоке), это главный символ России и ее истории. Добавлю к этому еще вот что: Ленин это туристический ресурс нашей страны. Это историко-культурный ресурс, легко поддающийся, если сказать по-модному, коммодификации (превращению в продаваемый товар). Тот же мавзолей Ленина это идеальный туристический объект, которому могут только позавидовать работники туристического бизнеса во всех странах мира.

Далее, Ленин это действующая «угроза». И он угрожает тем, кому угрожать небессмысленно. Ленин это угроза для любого истэблишмента, всегда трясущегося по поводу незыблемости своего статусного положения. Ленин это величайший символ успеха в подрывной деятельности против сильных мира сего, властей предержащих, против правящих элит. Ленин это напоминание о никогда и никуда не исчезающих возможностях революционного изменения действительности. Напоминание о том, что революция это не только кровь и страдания, но и открывающиеся жизненные шансы для тех, кто лишен их в стабильно-иерархической системе, несмотря на всю свою незаурядность и трудолюбие. Это напоминание элитам о том, что дверь наверх всегда должна оставаться открытой, иначе ее откроют насильственно, проще говоря, взломают. В каком-то смысле Ленин в одном ряду, ну, например, с Мартином Лютером или с панк-группой «Sex Pistols», хотя, конечно, мы привыкли рассматривать его в совершенно иных рядах.
Не удержусь от того, чтобы подпустить немного пафосности. Ленин это действующий символ ценностей справедливости и солидарности, которые наше стремительно распавшееся на эгоистические атомы общество, откровенно говоря, предало, сделав обозначающие их слова чуть ли не ругательными. Мы слишком поспешно решили для себя, что нет иной справедливости, кроме уравниловки, и нет иной солидарности, кроме единообразия. Поспешили с выводом о том, что наша огромная страна распалась из-за идеологической фетишизации справедливости и солидарности, тогда как распалась она по противоположной причине – из-за исключительного дефицита и первого, и второго. Однако, дело в том, что без этих ценностей общество обречено на саморазрушение и так уж получилось, что в нашей стране их символизирует не Линкольн, не де Голль, не Ганди, а Ленин.

Добавлю ко всему, что, с точки зрения установок жизнетворчества (не важно выработанных романтизмом или эстетизмом), Владимир Ильич Ленин практически не имеет конкурентов. Он просто обречен на то, чтобы быть первейшим кумиром романтиков и эстетов. Даже Че Гевара по отношению к нему всегда только «вечно второй».

Вот примерно таким видится образ Ильича историку, пожелавшему сказать о нем нечто такое, чего не должен говорить человек из научной или преподавательской среды.

langobard

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 750