У этой пропасти — только один край
прости нас, Господи.
А дальше — море, черное, как стекло.
Каждую ночь ему снится, что мы приезжаем:
я захожу в трамвай,
я кладу свой измятый билет на язык компостера -
и он клацает языком.

Знаешь, смерть — не выход, просто в кирпичной кладке благословенного бунта, блаженного саботажа есть белый кирпич несносной твоей ладанки, а за ним целофан с заржавленными ключами.
На том и спасибо.
Спасибо, апостол Камень.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 725