Замечательная книга, впервые полностью на русском. Само собой, дух Дюма-отца витает над ней и придаёт всему происходящему такой легкий борхесовский привкус: можно легко представить себе, что эта книга была написана позже, мы можем проследить все связи и отражения двух литературных миров, что даже интересней реальных интриг реальных людей.

Тому, кто хочет найти в книге неизвестные подробности про подвески королевы, ждать нечего. Д’Артаньян въехал в Менг в апреле 1625-го года, а мемуары охватывают первые 17 лет нового столетия. Это скорее завершение предыдущей эпохи, то есть написано для поклонников «Королевы Марго» и «Графини де Монсоро», для тех, кто помнит брата Горанфло и Лигу, знает, кто такие Гизы и Жак Клеман. Бури отбушевали, страсти улеглись, то тут то там виднеются обломки старых времен, разгадки загадок, ответы на вопросы, все кончилось, уладилось, решилось. Нищий Наваррец, в котором герои Дюма даже по голосу и походке в темном переулке признавали будущего великого короля, действительно стал Великим Королём, «Париж стоит мессы» тоже позади, великие дела не ждут, ибо уже в основном свершены.

Королева Марго

Поразительна судьба Маргариты Французской, королевы Марго. Я была уверена, что она погибла в тех бурях, в эпицентре которых постоянно оказывалась. Чего стоит одна только Варфоломеевская ночь на её свадьбе! Что далеко ходить, её брат и муж были убиты подосланными убийцами. А она уцелела и переживал своего великого Наваррца. Когда он с ней развёлся по причине её бесплодия, она стала герцогиней Валуа и перенесла эту перемену с достоинством, и всё своё состояние завещала старшему сыну Короля и Королевы, как если бы это был её собственный сын. Без комментариев.

Генрих Великий

Удручающее зрелище представляют собой толпы знатных аристократов, которые постоянно требуют денег, замков, городов, то и дело норовят вступить в альянс с врагами короны и любым способом урвать себе кусок побольше. Представление о добром царе и злых боярах явно свойственно не только русскому народу, но и французскому тоже, в лице таких его представителей как Ришелье, просто потому что это представление соответствует действительности.

Написаны ли эти мемуары самим Ришелье, как думали до 19-го века, или это сборник документов, составленный под его редакцией, перед нами прекрасная проза французского классицизма. Надо сказать, что последнее время это единственная беллетристика, которую я в состоянии читать. Бесподобная французская ясность и четкость, ничего лишнего, все детали значимы, автора занимает суть отношений, а не внешняя оболочка. Как Декарт превращал объемную наглядную геометрию в геометрию аналитическую, вносил в науку движение, жертвовал наглядностью ради смысла, так и его современники, французские писатели делали то же самое со словами и прозой. Французская литература классицизма есть такое же достижение фаустовского духа, как и математика Нового времени. Ценить и наслаждаться.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 3 230