Помимо бёртоновской «Алисы в стране чудес» текущего, 2010 года, засмотрел я и еще одну, прошлогоднюю, снятую неким Уиллингом (не имел ранее чести знать такого). Нахожусь теперь в некотором недоумении: фильмы, снятые в разных жанрах, в разном формате, разными режиссёрами, гражданами разных стран, оказались почти идентичными с точки зрения сюжетной канвы. Сами судите.

Героиня (обоих фильмов) – девица на выданье по имени Алиса имеет некоторые проблемы с этим самым выданьем. Она попадает в Страну Чудес, где является персонажем местной легенды: некогда (в рамках хронотопа классической книжки Кэрролла) Алиса победила ужасную Красную Королеву. В настоящее время в Страна Чудес сгибается под гнётом тирании… но есть подпольное сопротивление… оранжевая революция назревает, героиня принимает в ней деятельное участие, попутно разруливая свою личную жизнь. Конец счастливый: третий тур состоится, демократия побеждает.

Тут нужно отметить, как минимум, очевидное перерождение опуса магнум Л. Кэрролла. Изначально это был вполне аполитичный протест против викторианских нравов. Викторианская эпоха уникальна раздирающими (и развивающими) её противоречиями – и прежде всего противоречием между стремительным прогрессом и внешнеполитическими успехами Великобритании, с одной стороны, и удушливой атмосферой ханжества и консервативной морали, с другой. Этими строгими нравами джентльменов, ясное дело, выдавливали в колонии – послужить. Но джентльмены-то возвращались рано или поздно; а кое-кто и не уезжал никогда. Когнитивный диссонанс подстерегал викторианского англичанина решительно повсюду. Блестящий британский сюрреализм и является, собственно говоря, компенсаторной реакцией – психологической, не политической. Если бы современники увидели в трудах Кэрролла антимонархический потенциал, судьба «Алисы» оказалась бы совсем другой. Но они видели то, что и должны были: пародию на занудные поучительные стишки про трудолюбивых пчёлок и завистливых жаб etc. Протест против настроений, но не против институтов1.

Можно, таким образом, констатировать превращение «Алисы в стране чудес» в гимн демократической революции, в символ свобод, завоёвываемых ценой переворота. Помимо создателей двух рассматриваемых фильмов-близнецов, такого же мнения придерживались, к примеру, творцы (действительно неплохой) компьютерной игрушки «American McGee’s Alice». Но даже этот паттерн не объясняет поразительного сходства двух просмотренных мной фильмов. Похоже, сюжетная нищета всемирного голливуда не только не преувеличена, но даже недооценена. Я ведь главного не сказал. Обе «Алисы» демонстрируют ещё одну странную, совершенно необъяснимую девиацию, а именно, немотивированный вывод на передний план роли Шляпника. Последний из рядового местного сумасшедшего становится лирическим героем, получающим в конце концов местечко в сердце Алисы. Понять это невозможно, подозреваю сговор2.

__________________________________
1Кстати, много ли мы знаем стремительно развивающихся обществ, так крепко держащихся строгих нравов? Кажется, обычно территориальная или торговая экспансия и модернизация сопровождаются моральным раскрепощением и эмансипацией? Кроме викторианской Англии и сталинского СССР есть ли еще контрпримеры?

2Зато визуально две «Алисы» различаются даже более чем. Причем, несмотря на всё это ваше 3D и всю дорогостоящую бёртоновскую анимацию, низкобюджетная поделка Уиллинга понравилась мне гораздо больше (я не о сюжете говорю, только о видеоряде). Уиллинг осовременил кэрроловский сюр, его отрицательные герои разодеты как пародия на нынешнее высшее общество. С высокотехнологичными деталями антуража гармонично соседствует разное мохнатое ретро – и всё это смотрится очень неплохо, по-настоящему безумно. Подмечен и фирменный кэрроловский штрих: грань между интерьером и «улицей» неотчётлива: в офисе растёт трава, на поляне стоит стол с компьютером и факсом etc. А декорации, какие декорации!

schwalbeman

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 700