***
Ласкало солнце золотой Олимп,
И так же будет освещать Голгофу.
Я — мудрая, я — древняя Европа,
Возьми в ладони горсть моей земли,
А в легкие возьми немного неба.
Стареет мир, летит за веком век,
И тридцать сребреников превратились в чек,
И только очи бога-человека
Все так же молоды, и грустно смотрят вниз
На копошащийся безумный муравейник,
А надо мною пролетали ведьмы,
И надо мною мессеры неслись,
Я вся в крови. И нет забав других,
И вновь хорваты убивают сербов,
И я к тебе была бы милосердней,
Но это роскошь лишь для молодых.

***
Я — Азия, я — Азия твоя,
Загадочнее сказок Рамаяны,
Мои ступни ласкают океаны,
Ночь, выкипая, льется за края.
Алмазы звезд, одежды все в пыли,
Как бригантины движутся верблюды,
И мирно дремлют маленькие Будды,
Их души оторвались от земли.
Не сможешь ты понять мою тоску,
Без цели, без начала, без исхода,
Моя слеза подобна капле меда,
Слижи ее с остроконечных скул.

***
Все жду тебя, который год подряд,
Как подобает верной Пенелопе,
Какая ночь! Пожалуй, как в Европе.
И Одиссей, ну чем же не Синдбад?
Луна ползет, как изумрудный жук,
И держит сон в своих когтистых лапах,
Соединив в себе Восток и Запад,
Бескрайнею Евразией лежу!

***
Я — Африка, я жарче чем болид,
Чем самый раскаленный астероид,
Я с детства знала, что такое горе,
Хотя уже ни что и не болит.
Песок скрипит, как сахар, на зубах,
Моя Сахара — тяжкий крест на плечи,
Здесь каждая песчинка знает вечность,
Я — сильная, но, все-таки, слаба.
А ты мой вождь! Мой смелый, юный вождь,
Послушай, как шаман стучит в свой бубен.
Пусть черные, запекшиеся губы
Давно забыли это слово — «дождь»,
Но он придет, как все приходит, в срок,
Так говорила мне еще праматерь,
На талии моей дрожит экватор,
Как из змеиной кожи поясок.

***
Давай продолжим странную игру.
Ты — демон мой, а может быть ты — ангел?
Не избежать закона бумеранга,
Не спрятаться, нам в сумке кенгуру, -
Все возвратится на круги свои,
Напрасно мы свободу выбирали.
Мы — узники, мы — узники Австралий
В бесчисленных колониях любви,
И глупый кролик, маленький зверек,
Тебе и мне перебежал дорогу.
Мы расплодились и теперь нас много,
А, впрочем, так и завещал нам Бог.

***
Теперь свободна, можно все забыть,
Уйти, как подобает, по-английски,
И Мону Лизу с Моникой Левински
Наверно что-то, все-таки, роднит.
А что же нас с тобой роднит, мой друг?
Что ты искал, вступая на мой берег,
Своей мечте, до исступленья, верен?
Я — псевдоИндия, куда твой легкий дух
Еще стремится.

Зданья бизнес-центра,
Как мы с тобой, исчезли в один миг,
Остались лишь в гробницах толстых книг,
Как призрачные знаки пост-модерна.
А может быть мы, все-таки, с тобой
Свободные и бешенные птицы,
Пронзающие тело web-страницы,
Два боинга, летящих на убой?
Как просто все, для тех кто зол и глуп.
Я глупая, порою до истерик,
Но знаю я, что не было б Америк,
Без Индии, к которой плыл Колумб.

***
Я — Антарктида, белый Андрогин,
И тени на лице былых эмоций,
Во мне давно твое заснуло солнце,
И лишь ленивый, ласковый пингвин,
В классическом блестящем черном фраке,
Он тайну знает: глубоко внутри
Во мне поют баллады соловьи,
И расцветают огненные маки.
И если растопить все эти льды,
Мир захлебнется в бесконечной луже.
Я думала, что мне никто не нужен,
Но, видимо, мне нужен только ты.

28 мая 2004 г.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 321