Лангобард

Многократно отмечал, что под «политической культурой», мне сдается, следует понимать следующее: нормы и ценности, определяющие политическое поведение и политическое мышление. Можно сказать, что политическая культура это система предрассудков, определяющих политическое поведение и мышление. Культура, по большому счету, это просто пред-рассудок, не в том смысле, какой этому слову придали бы в каком-нибудь «Обществе воинствующих безбожников», а в смысле чего-то, что действует ДО (перед) разума.

Политическая культура, как всякая культура, определяет, что можно и что нельзя – в сфере политики. Она не всегда определяет выбор, но пространство выбора, арсенал того, из чего выбирают, она определяет полностью.

С точки зрения разумности и реализма Югославия никогда не получил Косово обратно, но тот политик в Югославии, что ратует за признание Косово, автоматически обнуляет свои политико-карьерные шансы (сам не проверял – на «Эхе Мск» от балканиста слышал). Ибо «непризнание Косово» это норматив – действующий элемент актуальной политической культуры Югославии. То же самое с Грузией. Абхазия с Осетией в Грузии уже не будут никогда. Но любой политик, неважно, за Саакашвили он или против, не может признать этого, вынужден настаивать на возвращении территориальной целостности, которая, к слову, и целостной-то никогда не была.

Или «евро» в Англии. Можно говорить, о том, что проблему надо обсуждать, что КОГДА-НИБУДЬ Британия вступит в зону евро или говорить, что такого не произойдет никогда и клясться положить жизнь на то, чтобы такого действительно не случилось. Но нельзя включать в свою политическую программу немедленное «вхождение в еврозону». НЕЛЬЗЯ. Политическая культура не велит. Думаю, что и в Швеции нечто подобное.

Но вот что интересно. Как эти нормативы формируются? До поры до времени этих нормативов нет по той простой причине, что в «повестке дня» отсутствует то, по поводу чего эти нормативы сложились. И вот что-то в «повестке» появляется. И очень может быть, что нормативы эти складываются с высокой степенью случайности, а потом уже, согласно известному «эффекту тропозависимости», действуют на политическую жизнь, как железо на дерево. Раз сложившись, твердеют, огрубляются и становятся «правилом» (кто-то назвал бы это «институтом»).

Вот в «повестке дня» в Европе оказались греческие лузеры (на подходе, говорят, лузеры с Пиренейского полуострова). Пока тема — «открытая». Но очень возможно, что произойдет конвертация «темы» в норматив (в политическую культуру). То есть, например, установится правило, что евробратья должны отдавать лузерам последнюю рубаху и любой политик, который будет призывать поскупиться, будет отбрасывать себя на периферию политической жизни. А может и наоборот — возобладает императив «пусть сами выкарабкиваются», и маргинализируется точка зрения, согласно которой «сам погибай, но лузера выручай».
Можно засечь время и посмотреть, сколько уйдет на формирование норматива (с последующей «тропозависимостью» — что означает, невозможность уклониться от однажды сделанного выбора, невозможность изменить однажды сделанный выбор)? И как это будет происходить? Какие роли сыграют разумность (аналитика), авторитеты, случайность и тому подобное.

Для исследователей политической культуры в названном смысле отличный «кейс».

langobard

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 877