От редакции «Давления света»: оставляем изложение фактов и все комментарии на совести автора. Призываем и Литературную группировку СТАН изложить свою точку зрения на страницах нашего сайта.

Луганская арт-спильнота приложила игривую руку к уничтожающей критике министра Дмитрия Табачника, проведя у стен Главного управления образования междусобойчик, пышно названный перфомансом. Собственно, гнобление министра — сегодня главный, если не единственный, смысл существования всевозможных украинских молодежных и иных прочих спильнот и, в первую очередь, свидомой части студенчества. Образование как таковое, похоже, ушло на десятый план, уступив место любимой игре наших студентов — потешной революции.

Вот и на этот раз, используя еще только высказанное намерение Табачника вывести из курса украинской литературы произведения ныне живущих писателей, отдав предпочтение классикам, члены спильноты развернулись в полную ширь своей специфической фантазии. Чтобы избежать обвинений в предубежденности и с полным пониманием того, что избежать их не удастся, для начала — собственно фабула события, в котором участвовало человек 15 собственно перфоматоров, 4 по обыкновению мизантропически настроенных милиционера и с десяток журналистов.

Итак, в минувшую пятницу члены литературной группировки (или группы, не знаю, как корректно перевести с мовы слово «угруповання» в этом контексте) «СТАН» в составе 3-х или 4-х взрослых дядек и стайки юных впечатлительных барышень-студенток провели акцию, как бы направленную против упомянутых выше изменений в школьной программе по литературе.

Объявив ганьбу министру и зачитав претензии к нему, заключающиеся в том, что для него, якобы, «хороший писатель — мертвый писатель», участники шоу, ориентируясь строго на объективы телекамер, выдрали из хрестоматии по украинской литературе листы с произведениями современных мытцив. А затем, переложив оставшиеся страницы кусками сырого мяса, объявили созданный ими артефакт «книгой мертвых», запаковали ее в бандероль, написали на ней адрес Министерства образования и поставили на упаковке свои подписи. Все действо сопровождалось музыкальным обеспечением в виде дудения в дуду, похожую на пионерский горн, причем соло на оном выводил лично председатель упомянутой арт-группы взрослый г-н Минкин, который к тому же не забывал исполнять и некую ритуальную пляску. Затем литераторы помаршировали на почту, чтобы отправить бандероль в Киев. Предварительно, конечно, прокомментировав журналистам суть своего действа и ответив на многочисленные вопросы.

Сказать, что после этого туман рассеялся, и проявился некий сакральный смысл перфоманса, было бы большим преувеличением. Ибо вот что удалось выяснить и не выяснить.

Представители литературной общественности Луганска, объединенной «СТАНом», всегда позиционируют себя в качестве принципиальных революционеров, посему акция явно охранительной направленности уже вызывала вопросы. Впрочем, вскоре из ответов воодушевленных, но малоначитанных студенток и взрослых дядек, выяснилось, что содержание школьных учебников по литературе, сама украинская литература, в том числе, и ее современная часть, содержание украинского образования в целом ребятам глубоко (или высоко) до звезды. Ибо мотивировались они абсолютно другими позывами, лежащими далеко за пределами этих больших и важных общественных проблем.

Трепетные, с декадентски разрисованными личиками, одетые в странную помесь имитации революционных прикидов начала 20-го века и китайских шмоток с ближайшего рынка, девоньки так и не процитировали любопытным журналистам ни единой строчки из произведений украинских писателей — классиков ли, загнобленных советской властью диссидентов ли, современных авторов ли. В принципе, всею душою уболивая за состояние школьной программы по украинской литературе и мучась всем сердцем из-за за духовной ограниченности наших учащихся, не читающих именно что современных авторов, можно было бы озаботиться хотя бы экспортным презентационным вариантом собственной начитанности. Подготовиться как-то. Но — нет. Организаторы и участники перфоманса взволнованы были лишь красотой картинки, то и дело выстраивая дело так, чтобы взбодрить телевизионное изображение. И этот прагматизм, исходящий от воздушных пиитов, придавал действу дополнительный оттенок гротеска. А чего? Люди точно знают, что в наше время продается только картинка. И даже лучше, если она прикрывает абсолютную пустоту.

Студентка-филолог 3-его курса ЛНУ Юлия Радченко, отвечая на вопрос о перегруженности программы, дерзко заявила, что «мозг детей не взорвется от перенапряжения, если они почитают современных авторов, тем более, что теперь школьники учатся целых 12 лет». Однако свой мозг девочка явно бережет, поскольку затруднилась не то, чтобы процитировать любимые творы, но даже и назвать писателей, которые она, собственное, любит читать. Даже с классиками получилось как-то неловко.

Еще более пассионарно отвечала на вопросы другая барышня, которая укорила журналистов в недооценке роли литературного образования в школе, однако на вопрос — что любит читать она и что могла бы процитировать из любимого, ответила: «Я вообще-то студентка факультета дизайна».

Не смог удовлетворить наше любопытство и аксакал луганской словесности, последовательный борец за все украинское, член «СТАНа» Константин Скоркин. Навскидку, сказал он, ничего процитировать не могу. Даже из нашего земляка Василия Голобородько. Ну, и ладно.

По всему, по этому — разрешите несколько выводов. Ритуальная ненависть к Табачнику, как представителю от всей души презираемой луганскими мытцями власти, вполне самодостаточна. Она не нуждается в каких-то реальных поступках или декларациях министра и подпитывается исключительно внутренним убеждением или тем, что за убеждение выдается. Литература как таковая интересует участников подобных манифестаций в самую последнюю очередь, возможно, даже после горькой судьбы недоученных украинских школьников. Самое главное в этом параде мнимых величин — самопиар и надувание щек. Мнимости, симулякры, сконструированные на пустом месте проблемы, собственные амбиции, часто — довольно смешные, неудовлетворенные комплексы. Не спорю, литераторам, журналистам и другим творческим личностям свойственно тщеславие и стремление к признанию. Но чтобы уж так комично… Может, лучше в тишине слушать музу поэзии и трепетной рукой набрасывать на бумагу гениальные строчки, которые станут изучать школьники 22-го века?

Кстати, самыми пострадавшими в этой ситуации неизбежно окажутся работники почты. Ибо посылочка, начиненная сырым мясом, наверняка завонялась уже через несколько часов. В случае, если почтовые служащие приняли ее без досмотра, зловоние от разлагающейся плоти отравит не только воздух в помещениях, но непременно распространится и на все другие почтовые отправления. Хотя… Это такие мелочи в сравнении с катастрофой изъятия из школьных программ современных писателей. Манифестанты-перфоматоры преподносят дело так, что этих самых писателей вообще как бы исключили из библиотек, книжных магазинов и литературной реальности, что является довольно примитивным передергиванием, но при должном количестве повторов эта мантра начинает действовать на неокрепшие мозги.

В отличие от организаторов шоу, я к теме подготовилась. И выяснила, что в Европе и США произведений современных авторов в школьной программе и близко нет. Да что там — школьникам обычно рекомендуется 5, максимум 10 книг из самой проверенной, самой безусловной классики. Считается, что все остальное дети прочитают сами, будет у них к тому возникнет интерес. На этот мой аргумент ответ был совершенно феерическим: «Так наше образование всегда СЧИТАЛОСЬ самым лучшим. Зачем нам чужие примеры, если они плохи!» До какой же степени ненавистен министр Табачник, если рука поднялась замахнуться на святое — американские и европейские стандарты.

Клянусь, я бы сильно поумерила свой сарказм, если бы во время перфоманса прозвучало хотя бы одно украинское слово.

Елена Привен, специально для Полемики

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 2 274