Новый министр образования и науки Дмитрий Табачник, взявшийся слишком рьяно реформировать вверенное ему ведомство, быстро стал главным аллергеном для прогрессивной публики. На прошедшей неделе против одиозного министра выступили и в Луганске. И не национал-демократическая молодежь, подозревающая в министре проводника деукраинизации, а русскоязычная литературная группировка СТАН. Чем же не угодил Табачник Луганским «культурным провокаторам»?

11 июня, работники главного управления науки и образования Луганской ОГА, расположившегося в уютном особнячке на тихой улице Рислянда, вдали от политических баталий, могли наблюдать из окон своих кабинетов странное зрелище. Под прицелом нескольких теле- и видеокамер (в том числе оперативной съемки милиции), группа экстравагантных молодых людей совершала какие-то деловитые перемещения, разворачивала плакаты и вообще проявляла гражданскую активность. При ближайшем рассмотрении в группе можно было разглядеть известных акционистов из группировки СТАН Ярослава Минкина и Константина Скоркина, в последнее время наловчившихся со стахановским задором проводить перформансы едва ли не каждую неделю. С них и спрос.

«Поводом для нашей акции стало заявление министра образования Дмитрия Табачника о том, что из школьных хрестоматий по украинской литературе необходимо изъять произведения живых, современных авторов. При этом министр ссылается на европейскую практику, согласно, которой якобы не принято изучать современников. Таким образом, согласно логике Табачника – хороший писатель – это мертвый писатель. Вот мы и решили презентовать министру сегодня новую хрестоматию, в том, виде как она будет выглядеть уже без живых авторов», — говорит Ярослав Минкин.

От слов к делу – одна из участниц перформанса открывает хрестоматию, и называет имя очередного автора, вопрошая: «Живой?». В случае утвердительного ответа вырывает страницы из книги. На асфальт перед управлением образования летят страницы со стихами Лины Костенко, Ивана Драча, Дмитра Павлычко, Бориса Олийныка… После того, как заврешается разделочная стадия перформанса, наступает вторая часть – «фаршировочная», словно сошедшая со страниц произведений Сорокина или из кровожадных ритуалов венских акционистов. На место вырванных страниц в хрестоматию вкладываются куски сырого мяса, активисты подбадривают себя выкриками: «Смачного, пане міністр!». Книгу набитую сочащейся плотью заматывают в рукав для запекания и упаковывают в почтовый конверт – посылка для министра готова. Участники оставляют на конверте свои автографы и, после общения с журналистами (последних было много, даже пресс-релизов у организаторов на всех не хватило), отправляются в ближайшее почтовое отделение, под бдительным надзором двух правоохранителей. Ради любопытства следую за ними: правда будут отправлять или это все же шутка? По пути беседую с одним из авторов перформанса Константином Скоркиным.

- Не слишком радикально? — интересуюсь.

- Ну, почему же, — невозмутимо отвечает акционист, — Один молодежный активист не так давно собирал на улицах Луганска по копеечке на билет Ющенко в Америку и затем еще требовал у главы государства отчета о собранных средствах. Так, что наша акция вполне в русле политических традиций Луганщины.

- То есть все-таки политика, а не литература…

- В Украине все политика, не секрет, что Дмитрий Табачник, неприемлем, как министр, для украинских интеллектуалов. И нелюбовь эта взаимная, вот пан министр и изымает современников, потому что большинство из них в оппозиции к нынешней власти. А заменить некем, не Бузину же, прости Господи, в хрестоматию вставлять…

В разговор вмешивается Ярослав Минкин.

- А я бы отметил, что вместо того, чтобы изымать современников, министру бы лучше озаботится очисткой школьной программы от шлака, который там остался с советских времен, тогда глядишь бы, и для современников место осталось.

И вот почта: заговорщически перемигиваясь участники акции просят взвесить «бандероль». После завершения формальностей, акционисты честно оплачивают почтовый сбор и отдают свою посылку в руки работникам почты. Пока фаршированная хрестоматия дойдет до столицы, смрад от «мертвой литературы» будет еще тот.

Как отнестись к этому перформансу СТАНа: как к хулиганству, самопиару или сознательному культурному протесту? Думается, всего здесь понемногу. И стремления подергать за усы власть, и желания позировать перед камерами, и вполне искреннего желания отстоять украинскую культуру от произвола чиновников. Что ж – назад дороги нет, посылка в пути, интересно, что же скажет Дмитрий Табачник, узнав о луганской «Книге мертвых»?

Юрий Штольц, «Реальная газета»

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 1 609