Виктор Пелевин «Тхаги»// СНОБ — №6(21), июнь 2010 года

Громко анонсированная «Снобом» новая повесть Пелевина оказалась скорее коротким рассказом. Тхаги – это секта воров душителей в Индии, поклонявшихся богине Кали, и посвящавшей ей свои кровавые деяния. Молодой человек Борис с младых ногтей принял решение посвятить себя служению злу в чистом виде. Только где его найти? В итоге интересы тхагов и Бориса пересекаются. Правда, очень своеобразно.

С точки зрения сюжета рассказ предсказуем и слабоват, никаких особых парадоксов в нем тоже не наблюдается. Крепкая журнальная халтура, которой, безусловно, хватает и в творчестве такого метра, как Виктор Олегович. По стилистике рассказ близок к любимому Пелевиным жанру «реконструкций», из последних удачных примеров можно вспомнить многослойный «научный» комментарий к «Ассасину» из сборника «5П». Виктор Олегович вступает в привычной роли адаптатора всякого рода эзотерической тарабарщины к условиям офисно-супермаркетной Москвы. Форма анекдота и набора каламбуров на темы восточных религий, для такого писательского амплуа, является наиболее удобной. Людям взыскующим новых откровений от Пелевина можно не беспокоиться, просто любителям творчества читать вполне рекомендовано.

Можно было бы особо и не останавливаться на этом проходном для метра тексте, если бы не весьма остроумное и продолжительное высмеивание им буддистких канонов.

– Что же помешало? – спросила Румаль Мусаевна.

– Главным образом, – сказал Борис, – ритриты с приезжими ламами. Я в какой-то момент понял, что они до ужаса напоминают экономические семинары, где артисты этнографического ансамбля через двух переводчиков зачитывают собравшимся написанную триста лет назад брошюру «Как стать миллионером».

Или еще:

…процент лично просветленных мужей среди тибетских лам примерно такой же, как среди хозяйственных инспекторов Троице-Сергиевской Лавры, которых посылают в дальний приход, чтобы пересчитать хранящиеся на складе свечи. Но с хозяйственным инспектором из Лавры при определенном везении можно пообщаться лично, а не просто простираться перед ним на жестком полу в проперженном холодном спортзале, когда он будет возжигать лампадку перед образом Казанской божьей матери… Кстати сказать, кончается тибетский буддизм исключительно православием, потому что после пятидесяти лет молиться тибетским чертям уже страшно.

Похоже, что новый текст Виктора Олеговича — это спойлер нового и большого художественного полотна, в котором привычное убеждение о том, что Пелевин – это главный пропагандист буддистского взгляда на мир в русской литературе будет серьезно поколеблено.

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 2 002