На фестивале в Локарно показали самый ожидаемый фильм конкурсной программы — «Мужчина в ванной» Кристофа Оноре. Перед премьерой на сцену вышли две главные звезды фестиваля — Кьяра Мастроянни и бывший порно-, а ныне просто актер Франсуа Сагат, ниже ее почти на голову. То, что французский порноидол коротышка, стало лишь первым сюрпризом этого вечера. Выяснилось, что Кьяра Мастроянни играет лишь второстепенную роль — фактически саму себя, французскую артистку, приехавшую в Нью-Йорк представлять какой-то фильм и сильно переживающую за результаты выборов во Франции: не победит ли, oh mon Dieu, Никола Саркози. Основной же сюжет строится вокруг любовного разрыва двух мужчин, каждый из которых, чтобы легче пережить разлуку, вступает в беспорядочные половые связи по две стороны океана.

По мере того как количество эрегированных членов перестало поддаваться учету, публика негодующими волнами покидала зал, а в конце сеанса жидкие аплодисменты потонули в возмущенном «Бу-уу!». На встречу со зрителями коротышка Сагат шел, втянув голову в плечи, как на ковер к начальнику: ведь он только что перешел на новое место службы — из порно в арт.

Между тем тоже пришедший в этом году на новое место директор фестиваля Оливье Пер знает что делает, ставя акцент на маргинальных и скандальных фильмах из категории порноартхауса. Он хочет расшевелить чересчур добропорядочную публику фестиваля и отучить ее от среднеевропейского «хорошего вкуса». Он терпеливо разъясняет в фестивальном журнале смысл каждой конкурсной картины: Франсуа Сагата называет «брессоновским персонажем», Кристофа Оноре — «живописцем любви», а присутствие Кьяры Мастроянни, по его словам, делает Локарно «самым гламурным фестивалем на планете». Все эти немного комичные преувеличения — из разряда концептуальных.

Известно, что Кристоф Оноре любит провокации и от него никогда не знаешь, чего ждать в очередной раз. Именно этот режиссер открыл Луи Гарреля: начинающий секс-символ прославился в инцестуальной драме «Моя мать» (мамочку сыграла Изабель Юппер). Именно Кристоф Оноре снял бисексуальную версию «Шербурских зонтиков» («Любовные песни») и современную версию «Принцессы Клевской» («Прекрасная смоковница»): оба фильма, кстати, критически комментируют политику Саркози. А потом неожиданно Кристоф Оноре преподнес вполне буржуазную семейную драму «Построим планы для Лены» (в российском прокате фильм игриво назывался «Наша девочка не хочет») со своей любимой Кьярой Мастроянни в главной роли.

«Мужчина в ванной» обрел свое название от картины Гюстава Кайботта, художника, жившего в XIX веке в Женвилье, том же проблемном пригороде Парижа, где разворачивается действие фильма. Живописность здесь в самом деле неформальна: накачанное мужское тело Франсуа Сагата (предмет особой гордости — не раз демонстрируемые мускулистые ягодицы) становится главным героем фильма, а чтобы высечь эмоцию, Кристоф Оноре подчеркивает контраст между китчевой скульптурностью «гей-иконы» и нежной незащищенностью персонажа по имени Эмманюэль, которого изображает актер. Сам актер, впрочем, заявил, что в жизни никогда не влюблялся в мужчин и предпочитает прелести Кьяры Мастроянни телам своих партнеров — «этих безволосых маленьких педиков». Остается довериться мнению авторитетного эксперта.

Еще один конкурсный фильм назывался «Матка» (некоторые предпочитают более поэтический перевод — «Лоно») и тоже мог бы быть отнесен к разряду провокаций, если бы не был снят в академичной «вылизанной» манере, особенно контрастной по отношению к импровизационному стилю «синема-верите», который использует Кристоф Оноре, практически снимавший свое кино без сценария. Здесь, наоборот, в основе всего не лишенная остроумия сценарная идея. Поставил «Матку» венгр Бенедек Флегауф, уже получивший немало международных премий, в том числе главный приз фестиваля «Дух огня» в Ханты-Мансийске за фильм «Дилер». Картина снята по-английски, в главной роли Ева Грин, сюжет полуфантастичен. Героиня теряет молодого возлюбленного и обращается в Отдел генетической репликации, который помогает ей вырастить в ее собственном лоне абсолютного клона погибшего. Когда он достигает половозрелого возраста, выясняется, что получился все-таки другой человек, с другой психикой и эмоциями, и мать, внешне почти не изменившаяся за двадцать лет и столь же прекрасная, оказывается отвергнута сыном-возлюбленным. Парень, которого она растила для «искусственного инцеста», выбирает другой путь. Можно себе представить, что мог бы сделать из этого сюжета, например, Марко Феррери (у него, кстати, был острый антибуржуазный памфлет «Пчеломатка»), но в данном случае получилось абстрактное и довольно пресное зрелище.

Любители острых ощущений были вознаграждены еще одним конкурсным фильмом из категории экстрима — «Bas-Fonds» («На дне» или «Подонки общества»), поставленным молодой французской актрисой Изильд ле Беско, со времен своего режиссерского дебюта верной теме одичания городских окраин. Три героини картины — две сестры и подружка — образуют монструозный лесбийский треугольник с мотивами доминирования и унижения. Все происходит в замусоренной квартире и соседних магазинах, которые девицы периодически подчищают, в одном из них это заканчивается убийством булочника. Фильм снят по мотивам громкого судебного процесса, но стремится уйти от социологии в область метафизики человеческой природы. Оливье Пер опять же льстит своим конкурсантам, говоря о «селиновской атмосфере» этого фильма,— показной смелости тут больше, чем настоящего таланта.

Андрей Плахов, «Коммерсантъ»

GD Star Rating
loading...
Запись прочитали: 2 618